Сборник рефератов на различные темы, сочинения, курсовые, рефераты на заказ, шпаргалки, финансовый менеджмент литература история философия налоговое право банковский сектор, рынки акций икредитов telefone.jpg
давай зачетку

Коммерческие банки дореволюционной россии

еще из рефератов:

Формируя свой потреби¬тельский набор, человек руководствуется субъективными на¬строениями, своими вкусами и желаниями. Однако в реальной деятельности покупатель вынужден далеко не в последнюю очередь согласовать свои желания и предпочтения с экономическими возможностями. Данные экономические возможности определяются: а) уровнем денежного дохода или теми денежными сред¬ствами, которыми в определенный момент времени распола¬гает домашнее хозяйство; б) уровнем цен на те товары, которые с учетом
Коммерческие банки дореволюционной россии
Содержание:

Введение. 3
I. История становления банковского дела в России. 5
1.1 Зарождение денежного обращения на Руси. 5
1.2 Становление банковского дела в России. 11
II. Развитие банковской системы России в XIX веке.  16
2.1 Денежная финансовая система России XIX века. 16
2.2 Денежная реформа Канкрина. 20
2.3 Реформирование финансовой системы Бунге и Вышнеградским. 25
III. Реформа в конце XIX века. 33
3.1 Денежная реформа Витте. 33
3.2 Возникновение коммерческих банков. 39
3.3 Второе поколение коммерческих банков в России. 44
Заключение. 60
Список литературы:  63

Введение.

Банки составляют неотъемлемую черту современного денежного хозяйства,
их деятельность тесно связана с потребностями воспроизводства.

Обращаем Ваше внимание, что данная работа взята из открытых интернет источников, не раз публиковалась и, наверняка, не раз сдавалась. Она отлично может служить для подготовки собственной. Также предлагаем сделать заказ уникального реферата, курсового, диплома. Ссылки на сайте.


 

Реферат на удачу:

Рецензия на повесть Валентина Распутина Пожар
- Рецензия на повесть В. Распутина «Пожар» «Горит село, горит родное» Эти строки, взятые из народной песни, являются эпиграфом к произведению В. Распутина. Пожары издавна на Руси были привычным делом. Дома стояли деревянные, иногда выгорало по полдеревни.

еще ...

Продолжение текста работы - « Коммерческие банки дореволюционной россии »
 Находясь в
центре экономической жизни, обслуживая интересы производителей, банки
опосредуют связи между промышленностью и торговлей, сельским хозяйством и
населением. Банки - это атрибут не отдельно взятого экономического региона
или какой-либо одной страны, сфера их деятельности не имеет не
географических, ни национальных границ, это планетарное явление, обладающее
колоссальной финансовой мощью, значительным денежным капиталом. Во всем
мире, имея огромную власть, банки в России, однако, потеряли свою
изначально высокую роль.
Отечественным банкам, как и всей нашей экономике, не повезло во многих
отношениях. К сожалению, на протяжении довольно длительного времени
административное, зачастую непрофессиональное мышление подменяло
экономический подход, в результате подлинные экономические функции
кредитных учреждений из главных превращались во второстепенные. За всю нашу
историю банки так часто игнорировали, до такой степени снизили их
экономическое назначение, что даже сейчас, организуя переход к рынку, мы не
уделяем им такого внимания, которого они заслуживают. Иными словами, в
нашем сознании так долго и настойчиво внедрялся командный стиль управления
народным хозяйством, а банки настолько были загнаны в угол, потеряли свой
авторитет и назначение, что в настоящее время необходимость восстановления
их подлинной рои не звучит с должной убедительностью.
Можно сказать, что в нашем обществе еще нет завершенного понимания
того места, которое должны занимать банки в экономической системе
управления экономикой. Вся наша теория банков - это фактический пересказ
того, какие в стране существуют банки, какие операции они при этом
выполняют. Обществу нужны обстоятельные, более глубокие представления о
сути банка, необходима его концепция, выяснение его общественного
назначения. Все это непростые вопросы, их корни заложены в истории развития
банковского дела.
Вопрос о том, что такое банк, не вялятся таким простым, как это
кажется на первый взгляд. В обиходе банки - это хранилища денег. Вместе с
тем данное и подобное ему житейское толкование банка не только не
раскрывает его сути, но и скрывает его подлинное назначение в народном
хозяйстве. Еще более запутывает дело само терминологическое значение слова
банк ("банко" - скамья, на которой совершались денежные и кредитные
операции) а также такие современные выражения, как банк данных, банк
растений, книжный банк, которые к банку, как таковому, не имеют никакого
отношения.
Деятельность банковских учреждений так многообразна, что их
действительная сущность оказывается неопределенной. В современном обществе
банки занимаются самыми разнообразными видами операций. Они не только
организуют денежный оборот и кредитные отношения; через них осуществляется
финансирование народного хозяйства, страховые операции, купля-продажа
ценных бумаг, а в некоторых случаях посреднические сделки и управление
имуществом. Кредитные учреждения выступают в качестве консультантов,
участвуют в обсуждении народнохозяйственных программ, ведут статистику,
имеют свои подсобные предприятия.
В своей работе я попробую проследить развитие банковского дела в
России с самого его зарождения и до настоящего времени.

I. История становления банковского дела в России.


1.1 Зарождение денежного обращения на Руси.

Регулярные и относительно устойчивые товарно-денежные отношения в
Киевской Руси впервые сформировались в сфере внешней торговли с Византией.
Первые деньги появились здесь на несколько веков раньше, чем Киевское
государство. Закономерно, что это были иностранные монеты. Так, в V-VII вв.
при крупных торговых сделках с другими народностями славянские племена
использовали римские денарии, персидские драхмы, арабские дирхемы, другие
денежные знаки соседей. При расчетах они принимались на вес, как серебро,
независимо от номинальной стоимости. Поскольку серебряные монеты обладали
большой покупательной способностью, чтобы рассчитаться при покупке дешевого
товара, их приходилось делить (рубить) на две или четыре части. Такие
половинки и четвертинки часто находят в кладах, спрятанных в Х-ХI вв.
Возможно, в те времена и стали употреблять слово рубль в значении: часть
монеты, без указания количества серебра, содержавшегося в ней.
Древнейшие русские золотые и серебряные монеты были выпущены в
обращение великими князьями Владимиром, Святославом, Ярославом в IХ-Х вв.
По форме и весу они напоминали византийские. Однако широкого
распространения первые русские деньги не получили, так как из-за отсутствия
внутреннего емкого рынка большой потребности в них не было.
На местных торжках наиболее ходовыми товарами выступали: рожь, овес,
домашняя птица, яйца, рыба, мясо свежее и солонина, дичь, мед, летом и
осенью вои, ягоды, орехи и другие продукты, а также кустарные изделия из
металла, дерева, кожи, тканей, глины. Чаще всего происходил прямой
продуктообмен. Однако возможны были и акты купли-продажи за шкурки куницы,
белки, других зверей, а также за половинку или четверть дирхемы или драхмы,
поскольку сумма сделки на торжках как правило была ниже стоимости целой
серебряной монеты. Шкурки куницы, белки, других зверей принимались также
при сборе налогов.
Пережив в ХI в. пик своего расцвета, Киевская Русь под непомерной
тяжестью постоянных войн и междоусобиц удельных князей стала медленно
увядать. В хозяйственной сфере это выражалось в сокращении торговых связей
с соседними государствами и объемов внутреннего товарооборота.
Соответственно уменьшился приток иностранных монет. При реализации крупных
торговых сделок их стали заменять слитками серебра, получивших название в
исторической литературе “больших гривен”. По весу они достигали одного
фунта, или 96 золотников, т.е. более 400 г.
В период ордынского ига развитие рыночных отношений, хотя и медленно,
но продолжалось. На территории северо-восточных славянских земель стали
обращаться татарские монеты: дирхемы, тенги. В качестве “своих” денег
оставались серебряные слитки – гривны. Характерно, что в ХIII в. татары
собирали дань на завоеванных славянских землях чаще всего в размере
полугривны с сохи, а “в сохе числиша два мужи работники”. Видимо, такой
слиток, представлявший собой кусок серебра, равный половине разрубленной на
две части “большой гривны”, получил в торговой практике название рулевой
(рубленой) гривны или просто “рубль”, что равнялось старой гривне серебра.
Слово “куны” в значении денег начинает сменяться употребительным татарским
словом “деньги”. Логично, что рублевая гривна вдвое потеряла в весе по
сравнению с большой и не всегда походил на двоих названных сестер,
поскольку их отливали в разных городах: Новгороде, Киеве, Чернигове и др.
Постепенно наибольшее распространение получила новгородская гривна – рубль,
весившая сначала 48 золотников, или чуть больше 200 г. На ее основе и
произошло соединение покупательной способности металлических и меховых
денег. В рыночной практике гривна счетно разделилась на определенные доли,
получившие названия: ногата, куна, резана, векша. Профессор А. Мануилов
считал, что эти названия первоначально обозначали шкурки различных зверей,
представлявшие различные ценности. Но затем прямое значение этих слов
отпало и они стали обозначать известные доли основной счетной единицы, т.е.
гривны. Количественные соотношения отдельных денежных единиц примерно
таково: 1 гривна=20 ногат=25 кун=50 резан=150 векш. Однако в литературе
можно встретить и иные пропорции. Дело в том, что российская денежная
система являла собой особый продукт стихийного становления рыночного
механизма. Сначала она никем не была закреплена нормативно и не отличалась
ни устойчивостью, ни большим единообразием во времени и пространстве.
Проверив свои силы в Куликовской битве, Дмитрий Донской первым
возобновил самостоятельную чеканку серебряной деньги (от татарского слова
тенга). Его примеру последовали многие русские князья. Выпуском денег
практически занимались специальные ремесленники – “серебряники” или “ливцы
(от слова лить). Для них князь устанавливал определенные правила (по общему
весу и содержанию серебра), которые нередко нарушались. Так, первоначально
из слитка весом 48 золотников чеканили 216 деньги. Спустя некоторое время в
Москве их число возросло до 260, затем до 300, 400 и даже 500. В 1420 г. в
Москве открыли специальный монетный двор, однако злоупотреблений с чеканкой
серебряных монет заметно не убавилось.
Более умеренные аппетиты отмечены в Новгороде. Там только в начале ХV
в. на внутреннем рынке перешли от меховых к серебряным деньгам. Во внешней
торговле использовались иностранные монеты. Порча денег не успела так
распространиться, как в Москве. Среди новгородцев удельный вес людей,
торговые интересы которых опирались на устойчивость денежной системы, был
значительно выше. В 1447 г. они взбунтовались и потребовали навести
порядок: остановить обесценивание монет. Главный их ливец был казнен.
Учрежден центральный монетный двор, куда на службу пригласили пятерых
серебряников. Чеканка денег была поставлена под контроль. После
присоединения Новгорода к Москве было официально утверждено, что московская
деньга в 2 раза легче новгородской.
Незадолго до смерти Василия III усилились гонения на
фальшивомонетчиков. В сентябре 1533 г. в Москву из разных городов привезли
серебряников, уличенных в порче денег, и публично их казнили: “лили олово в
рот и руки секли”. А еще через два года Елена Глинская, правившая страной
от имени малолетнего Ивана IV, провела денежную реформу. Старые серебряные
монетки-деньги были изъяты из обращения со ссылкой, что среди них много
поддельных и резаных. Новые чеканили из расчета 48 золотников серебра на
300 денег новгородских – новгородка стала легче прежней. Таким образом,
повышение номинальной ценности денежной единицы и эмиссия денег и
использовались как один из источников государственных доходов. Прежде
великий князь изображался на деньге с мечом в руке, теперь - с копьем.
Поэтому новые деньги стали называть копейными и копейками. Рублевых монет в
то время не чеканили: в оптовой торговле использовались серебряные слитки
или крупные иностранные монеты. В одном счетном рубле стало сто копеек.
Московку приравняли к полкопейке.
Облегчение мелкой монеты означало также, что денежная система в
большей степени стала ориентироваться на условия местной торговли, с учетом
того, что цены на основную массу товаров выражались в деньгах или копейках.
Например, во второй половине ХVI в. на рынках Московского княжества курица
в среднем стоила 1,5 копейки, фунт коровьего масла – 0,5 сотня яиц – 5, пуд
меда – 41, корова – 100, рабочая лошадь – 150, пуд растительного масла
20, сотня огурцов – 0,8, сотня качанов капусты – 12 копеек и т.д.
Наемный труд также оценивался в копейках. По данным В. Ключевского,
Комельский монастырь в 70-х гг. ХVI в. платил сапожному мастеру, при его
платье, - 90 коп. за год, швецу – 105, плотнику – 110. Разнорабочие
получали столько же, сколько мастера.
В первые два года рынок соблюдал установленные правила игры. Но
терпения хватило не надолго. С осени 1658 г. рыночная цена медных денег
быстро покатилась вниз. Через пять лет за один серебряный рубль требовали
12 медных. Наступила небывалая дороговизна. Никто не обращал внимания на
указы царя, запрещавшие повышение цен на предметы первой необходимости.
Среди причин, вызвавших такой поворот дела, С. Соловьев особо выделяет
появление множества воровских (фальшивых) медных денег: “Стали
присматривать за денежными мастерами, серебряниками и увидали, что люди
эти, жившие прежде небогато, при медных деньгах поставили себе дворы
каменные и деревянные, платье себе и женам поделали по боярскому обычаю, в
рядах всякие товары, сосуды серебряные, съестные припасы начали покупать
дорогою ценою, не жалея денег. Причины такого быстрого обогащения
объяснились, когда у них стали вынимать воровские деньги и чеканы.
Преступников казнили смертью, отсекали у них руки и прибивали у денежных
дворов на стенах. Дома, имения брали в казну. Но жестокости не помогали при
неодолимой прелести быстрого обогащения. Воры продолжали свое дело, тем
более, что богатые из них откупались от беды, давая большие взятки”.
Характерно, что среди тех, кто брал такие взятки, были тесть царя и его
тетка по матери, думные дворяне, а на местах – воеводы и люди приказные.
В 1662 г. вспыхнул “медный” бунт, который был жестоко подавлен,
зачинщики – казнены. Однако крестьяне отказывались продавать свои продукты
за медные копейки. Офицеры и солдаты также требовали серебро. Вскоре был
издан указ, отменяющий полностью обесценившиеся деньги.
Дефицит государственных финансов постоянно ощущался в российском
государстве. Но в начале ХVIII в. драматизм острой нехватки денег превзошел
все пределы. Если в 1680 г. общие расходы государственной казны составляли
1,2 млн. руб., из них военные – 0,7 млн., то в конце царствования Петра они
достигли 8,5 млн. руб., в том числе на армию и флот – 6,2 млн.
Проблемы увеличения источников финансирования долголетней войны со
Швецией и общей программы преобразования страны были предметом особой и
постоянной заботы царя-реформатора. Он максимально использовал возможности
эмиссии обесцененных денег. Вся чеканка Петра 1 оставила 43,4 млн. руб., в
том числе медных монет – 4,4 млн. серебряных – 38, 4 золотых – 0,7 млн. При
этом он упорядочил и значительно расширил набор денежных знаков разного
достоинства и веса. Значительную часть монет из меди составляли:
полполушки, полушка (полкопейки), деньга, копейка, грош (две копейки), 5
копеек. Из серебра: копейка, алтын (6 деньги, или 3 копейки), 5 копеек,
десять деньги, гривна, гривенник, полуполтина, полтинник, рубль, 2 рубля.
Из золота: крестный рубль, 2 рубля, червонец, 2 червонца.
Петр практически решил вопрос о широкомасштабном внедрении медных
монет в денежное обращение в России. По номинальной ценности они составляли
одну десятую всех наличных денег и предназначались в основном для местных
рынков торжков.
Массовая чеканка неполновесных медных и серебряных монет на несколько
миллионов рублей увеличила доходы казны, вызывая в тоже время довольно
быстрый рост цен. Так, рыночная цена пуда меди колебалась между 5-8
рублями. Из него чеканили медных монет сначала на 12 руб., затем – на 20 и
даже 40 руб. Что касается серебряных монет, то их порча осуществлялась
тремя способами: снижением веса при сохранении номинальной ценности;
снижением качества серебра, из которого чеканили монеты, путем подмешивания
к нему меди и других добавок. Так, рубли, полтинники, гривенники чеканили
из серебра 70-й пробы, червонцы – из золота 75-й пробы. Третий способ
замена ранее выпускавшихся серебряных монет медными.
В середине ХVIII в. дочь Петра, Елизавета, одобрила предложение графа
П.И. Шувалова о проведении необычной денежной реформы: сначала номинальная
стоимость медного пятака была официально снижена до двух копеек, затем эти
монеты были выкуплены у населения и переплавлены в новые, стопа которых
составляла 8 руб. из пуда меди. В результате внутренняя ценность медных
денег стала соответствовать их номиналу.
Так, относительно благополучно закончился начальный этап формирования
национального рынка и становления денежной системы в России.


1.2 Становление банковского дела в России.

Российские ученые отмечают своеобразие и характерное отличие
зарождения и развития банковского дела. “Банковская политика России издавна
существенно отличается от таковой же политики в Западной Европе. Там банки
с самого начала находились в частных руках, будучи созданы частной
инициативой и на частные капиталы”. Там, отмечает в своих лекциях проф. С.-
Петербургского политехнического института императора Петра Великого В.Р.
Идельсон, развитие банковского дела совершалось по общей для всех стран
схеме: появлялись менялы и ростовщики, превращавшиеся с течением времени в
частных банкиров. на смену которым в XIX в. пришли акционерные банки,
правительства же брали в свои руки один из банков и предоставляли ему
монополию эмиссионного дела. Эта схема, утверждает В.Р. Идельсон, к России
не приложима: история ее банковского дела своеобразна и глубоко отлична от
истории западноевропейской.
Проф. Л.Н. Яснопольский в первом томе “Банковской энциклопедии”,
вышедшей перед первой мировой войной в Киеве, пишет: “Первым и самым
характерным отличием в истории наших банковских учреждений вообще и
коммерческих в частности является то, что зародились они и в течении более
столетия, сохранились в форме казенных учреждений: частный капитал и
частный почин не могли создать банковской формы кредитного посредничества
вплоть до падения крепостного права, и если существовали зародыши
банкирской профессии, то они недалеки были от простого ростовщичиства”.
Ростовщическая высота ссудного процента, по его мнению, была следствием
неразвитости кредитного оборота, недостатком капиталов и большей степенью
риска.
Первый известный нам законодательный документ, связанный с появлением
в России банковского дела, это Указ императрицы Анны Иоановны от 28 февраля
1733 г. об организации, выдачи ссуд из Монетной канцелярии всем без
различия состояния людям под залог драгоценных металлов (золота и серебра)
из расчета 8% в год. Проф. Яснословский подчеркивает, что это был не банк,
а не более как казенный ломбард, предшественник сохранявшихся до XX
столетия “Ссудных Касс” в С.-Петербурге и Москве.
Только четверть века спустя в царствование Елизаветы Петровны
учреждаются правительством первые российские банки. Медленные темпы
становления банковского дела в России объясняются неподготовленностью
страны для широкого развития кредита: сельское хозяйство велось
экстенсивным методом с помощью дарового труда, крайне слабо были развиты
торговля и промышленность. В 1754 г. учреждается два банка: сословный для
дворянства “Дворянский” и для купечества (также сословный) “коммерческий”.
Дворянский банк” (с капиталом 750 тыс. руб.) производил выдачу ссуд
дворянам из расчета 6% годовых под залог населенных имений. Ссуды
выдавались сроком на один год, причем рассрочка платежа не могла быть
продолжена более чем на три года “после чего имение неисправного должника,-
предписывалось в Указе от 1754 г. о создании банка,- должно продавать
аукционным обыкновением”. Для тех дворян, которые были не в состоянии
представить в залог населенное имение, ссуда давалась за поручительством
знатных и зажиточных лиц”: “для осторожнейшего возвращения выданных денег,
ссуд производить не только под верный залог, но и требовать поручителей из
надежнейших лиц”. С течением времени капитал “Дворянского банка” был
увеличен до 6 млн. руб. Хотя банк и выдавал ссуды под населенные имения, но
давались они самое большее на три года. Именно поэтому, подчеркивает
Идельсон, банк не был в сущности ипотечным учреждением, т.е. банком
долгосрочного кредита. Между тем землевладельцы нуждались именно в кредите
долгосрочном. Незначительные средства банка были скоро истощены, ибо
возврат ссуд был исключительно редким явлением.
Целью “Коммерческого банка” (капитал 500 тыс. руб.) была выдача
торговавшему в петербургском порту купечеству краткосрочных ссуд под 6%
годовых под залог товаров, золота и серебра, а также под свидетельства или
аттестаты магистров, выполнявших функцию поручительства, а в последствии и
под векселя. Запасы “Коммерческого банка” также были быстро истощены,
поскольку кредит именитому купечеству оказывался даже без наведения справок
о его кредитоспособности. Отсрочки превращали краткосрочные ссуды в
долгосрочные и ссуды оставались по большей части в руках первых заемщиков.
В 1762 г. Указом Петра III оба банка были закрыты: “Учрежденные для
дворянства и купечества здесь в Москве банки имели служить для вспоможения
всему обществу:; но Нам известно, что следствие весьма мало способствовало
намерению, и банковские деньги оставались по большей частью в одних руках,
в кои розданы с самого начала: сего ради повелеваем: в розданных в заем
деньгах больше отсрочек не делать и все оныя неотложно собрать”.
Наряду с созданием земельного и коммерческого банков правительство
России стремилось изыскать путь облегчения оборота медных денег. Для этой
цели были приняты (Указом от 1757 г.) так называемые “меры вексельного
производства”. Они состояли во введении вексельнопереводной операции между
С.-Петербургом и 50 городами и учетной операции (крайне ограниченной и
доступной лишь для купцов, имевших торговые дела в С.-Петербурге).
Векселепереводная операция проводилась через Соляную контору в С.-
Петербурге и городские магистры. Операции оказались настолько успешными,
что уже в 1758 г. были учреждены в С.-Петербурге и Москве “Банковские
конторы вексельного производства для обращения медных денег”, которые
получили название “Медного банка”. Исследователи истории российских банков
полагают, что уже в этих институтах зародились операции трансферта и
текущих счетов.
Через два года после прекращения деятельности двух первых российских
банков в соответствии с Указом Екатерины от 21 июня 1764 г. были созданы
два “портовых коммерческих банка” - в С.-Петербурге и Астрахани. Банки
создавались для содействия развитию российской внешней торговли как со
странами Европы (Столичный банк), так и азиатскими (астраханский банк).
Уроки десятилетней деятельности первых российских банков были причиной
появления в указе 1764 г. ряда ограничений. Несмотря на традиционное
покровительство власти дворянскому сословию, Указ предписывал “дворян в
поруку по купцам ни под каким видом не брать”. По кредитным письмам от
магистров давать деньги предписывалось “с осторожностью”, а “отсрочек в
платеже денег никаких не давать”.
Астраханский банк находился в ведении губернатора, который “сам
выбирал из надежных офицеров достойного директора с потребным числом
служителей”. Но и этим двум банкам не суждена была долгая жизнь. Банк в
Петербурге в 1770 г. “за истощением ресурсов” прекратил выдачу ссуд, а в
1782 г. был закрыт. Астраханский же банк после большого пожара 1767 г.
превратился в благотворительное учреждение, утратившее всякую связь с
коммерцией кроме слова “коммерческий” в своем названии.
В 1762 г. на правительственном уровне было принято решение о создании
в России эмиссионного банка с правом выпуска билетов на 5 млн. руб.
Учреждение банка, однако, затянулось. Лишь в 1768 г. было основано два
Ассигнационных банка.: в Петербурге и Москве. В то время Россия еще не
прибегала к внешним займам и для удовлетворения потребности в
финансировании расходов на армию, на содержание двора и правительственных
учреждений и т.п. правительство прибегало к выпуску ассигнаций, и уже через
несколько лет было выпущено на сумму 100 млн. руб.
В 1786 г. петербургский и московский ассигнационные банки были
объединены в один Государственный ассигнационный банк, получивший право
выпускать ассигнации на 100 млн. рублей.
Ассигнационному банку было разрешено производить на свои билеты учет
векселей, выписывать из зарубежных стран золото и серебро, закупать внутри
страны медь с целью экспорта, завести в Петербурге Монетный двор и чеканить
там монеты, а также открыть свои отделения в других городах Империи.
Екатерина II, как считает проф. Идельсон, решила бороться с
ростовщичеством не только карательными мерами, но и организацией кредита. В
ее Манифесте от 23 июня 1786 г. говорилось: “для того, чтобы ни казна, ни
кто-либо из частных лиц при ссуде денег не взимал больше 5% со ста, и всяк
корыстолюбец, изобличенный в гнусной лихве, да накажется лишением всего
своего капитала, в лихвенный заем отданного, в пользу приказа общественного
призрения”. Этим же Манифестом учреждался Государственный заемный банк,
который выдавал дворянам ссуды под залог имений из расчета 8% годовых с
погашением в течении 20 лет, города же получали ссуды под залог домов и
заводов на срок 22 года из расчета 7%. Заемный банк получил вместе с тем
право принимать вклады.
Следует упомянуть о появлении в царствование Екатерины II первого
частного банка: в 1788 г. в Вологде был учрежден городской банк.
При Павле I правительство, подчеркивает В.Р. Идельсон, проводит в
банковском деле политику покравительствования интересам дворянства. В 1797
г. учреждается банк для оказания помощи дворянству “Вспомогательный банк
для дворянства”, получивший название “двадцатипятилетняя энциклопедия”.
(Ссуды выдавались на 25 лет под залог населенных имений.)только за два года
своей деятельности было выдано банком ссуд на 60 млн. руб. Через несколько
лет этот банк был присоединен к Заемному банку.
Для нужд купечества в том же 1797 г. при Государственном
ассигнационном банке были открыты учетные конторы: по векселям, товарам и
страховая – для принятых под залог товаров.



II. Развитие банковской системы России   в XIX веке.


2.1 Денежная финансовая система России XIX века.

В царствование Александра I система кредитных учреждений подверглась
значительным изменениям. Потребность в краткосрочном кредите была
удовлетворена путем ликвидации учетных контор и учреждением в 1818 г.
Государственного коммерческого банка, просуществовавшего вплоть до замены
его в 1860 г. Государственным банком. Учреждение государственного
коммерческого банка было, как считает проф. Яснопольский, одним из актов в
ряду мероприятий министра финансов александровских времен – Гурьева,
направленных к оздоровлению кредитных учреждений России, подорванных
чрезмерным выпуском ассигнаций, выдачами долгосрочных ссуд за счет
бессрочных вкладов из Заемного банка и секретными заимствованиями из их
средств на нужды правительства.
Интересна разработанная в 1815 г. Гурьевым программа оздоровления
банковского дела, два коренных положения которой не соответствовали духу
времени. Во-первых, вновь издаваемому Государственному коммерческому банку
предполагалось предать акционерную форму “оставив под высочайшим
покровительством из Компании акционеров капитал в 40 млн. руб., который
должен составиться из акций по 1000 руб. каждая”.
Во-вторых, планировалось все кредитные учреждения изъять из под власти
министра финансов, сосредоточив надзор за ними в независимом от финансового
ведомства учреждении, отчеты которого должны стать гласными. Эти идеи
финансового плана Гурьева были заимствованы последним у него незадолго до
того низвергнутого противника – Сперанского. В возможности их реализации в
то время сомневается большинство исследователей банковского дела в России.
Как известно, Коммерческий банк в 1818 г. был создан в форме
государственного, “половина директоров которого избиралась из купцов,
имеющих достаточные сведения о положении и оборотах торговли”.
Что касается независимости кредитных учреждений от министра финансов,
то эта идея была реализована в образовании “Совета государственных
кредитных установлений”, который контролировал деятельность всех казенных
кредитных учреждений. Совет состоял из министра финансов, Председателя
Государственного совета, государственного контролера и по шесть избираемых
дворянством и купечеством представителей. Не заинтересованные в
материальных делах банков и недостаточно сведущие в банковском деле эти
сословные представители не могли внести весомого вклада в дело банковского
контроля, да и гласность публикуемых банковских отчетов оказывалась на деле
одной лишь видимостью.
Капитал Государственного коммерческого бака вместо предполагавшихся 50
млн. руб. составил при его открытии всего 17 млн. руб. Банку было
предоставлено право: “1) принимать вклады на хранение в слитках серебра и
золота, взимая ?% за хранение в течении 6-ти месяцев; 2) принимать
трансферты денежных вкладов по примеру Гамбургского и Амстердамского жиро-
банков; 3) совершать операцию приема вкладов до восстребования;4)
производить учет под векселя и 5) под товары”.
Существенным дополнением к образованию Банка было открытие его
филиалов на местах: в период с 1818 по 1821 гг. были созданы его конторы в
Москве, Архангельске, Одессе, Риге, Астрахани и (временная) в Нижнем
Новгороде; 1838 по 1852 гг. были открыты конторы в Киеве, Харькове,
Екатеринбурге и ряд временных – в Рыбинске, Ирбите и Полтаве.
Основной пассивной операцией Коммерческого банка был прием вкладов, по
которым уплачивалось 5% годовых. Процент этот до 1830 г. не изменился, не
сообразовался и со сроком, на который принимались вклады. Вклады
принимались независимо от того, можно ли им было находить какое-либо
помещение. При отсутствии у Банка значительного количества отделений,
накоплявшиеся в огромном количестве вклады некуда было помещать, а проценты
по ним ложились бы тяжелым бременем на государственное казначейство, если
бы последнее не проводило ежегодные “негласные позаимствования” на нужды
своих расстроенных финансов. На залатывание хронического бюджетного
дефицита ушло более половины того миллиарда рублей вкладов, который
числился на счетах Коммерческого банка к концу 50-х годов.
По подсчетам проф. П.П. Мигулина дефицит государственного бюджета в
1832-1843 гг. составил 123,7 млн. руб. (серебром) и к 1844 г. казной было
позаимствовано” из Земельного банка (в основном за счет средств,
передававшихся в Заемный банк из Коммерческого) 131,9 млн. руб.; в 1852-
1857 гг. дефицит составил 772,5 млн. руб. и к 1858 г. позаимствовано 521,4
млн. руб.
Проф. Л.Н. Яснопольский так охарактеризовал подобную практику: вместо
правильной организации внутреннего государственного кредита – выпуска
долгосрочных государственных займов, государство систематически прибегало к
этой юридически совершенно незаконной, политически явно предосудительной
системе негласных займов из вкладов. Целость и неприкосновенность коих в
свое время гарантирована была в манифесте об учреждении Коммерческого банка
Имперским словом.
Что же касается активных операций (учет векселей, выдача ссуд под
товары), то их развитие наталкивалось на всевозможные затруднения. В.Т.
Судейкин относит к ним прежде всего централизацию банковской деятельности в
немногих крупных центрах; формализм и отсутствие активности со стороны
администрации как самого Коммерческого банка, так и высшей государственной
финансовой администрации, не стремившейся к развитию и облегчению
вексельной и ссудной операции в стране, а напротив, стеснявшей их. Так,
размер ссуд был ограничен для купцов 1-й гильдии – 60 тыс. руб., 2-й – 30
тыс. руб., 3-й – 7 тыс. руб.; банковское управления ставило всевозможные
препятствия для учета иностранных векселей; ссуды разрешались только под
товары российского производства.  Профессионализм  администрации
Государственного коммерческого банка оставлял желать лучшего. И наконец,
дороговизна учета отталкивала от Банка лучших клиентов. За трансферты брали
высокую плату ?%, а выдача происходила лишь на другой день. Причем для
перевода принимались лишь крупные суммы не менее 5 тыс. руб. (во избежании
убытков для почтового ведомства), а когда московское купечество
ходатайствовало о понижении этой суммы до 300 руб., то они получили
решительный отказ: “банк и конторы учреждены для пособия высшему так
сказать купечеству, а не мелким торгашам”. Все эти вышеприведенные факты,
по мнению российских ученых, ярко рисуют тяжеловесный бюрократический
характер ведения дел в казенном банке.
Российские исследователи по-разному оценивают дореформенные банки
страны. Мнение большинства ученых четко изложено И.И. Кауфменом:
закрепощен был в пользу казны и помещиков не только труд, но и капитал.
Система Екатерининских банков, особенно в том виде, как она была
усовершенствована Канкриным, только то значение и имела, что она была
превосходно приспособлена к особенностям русского государственного и
народного хозяйства: казенные банки были искусственными органами для
закрепощения капитала, для принуждения его служить главнейшим образом даже
почти исключительно, нуждам казны и помещиков. Это свое назначение они
исполняли очень хорошо, пока под ними была прочная почва: пока крепостное
право стояло незыблемо. Но раз это основание начало расшатываться – банки
неминуемо должны были рухнуть”.
Это отрицательное мнение о российских дореформенных кредитных
учреждениях стало господствующим в литературе по этому вопросу еще с 60-х
гг. XIX в., со времени “комиссии по устройству земских (т.е. земельных)
банков”, на которую возложена была разработка новой системы кредитных
учреждений России. Лишь очень немногие исследователи положительно оценивали
деятельность дореформенных банков. К ним относится проф. П.П.Мигулин,
который утверждал, что их ликвидация была большой ошибкой. По его мнению,
дореформенные банки “следовало децентрализировать и развить в них на
широких началах коммерческие операции”.
Становление банковского дела в России происходило в условиях
натурального хозяйства, при крепостном праве, крах которого открыл новую и
страницу в истории российских банков, связанную с мощным развитием частной
инициативы во всех областях народного хозяйства. В России появляются
акционерные банки. Первым таким банком стал “С.-Петербургский частный
коммерческий банк”, учрежденный в 1864 г. Печать оригинальности в развитии
банковского дела, когда по словам проф. М.И. Боголепова, “банковский кредит
разнообразных форм часто в невозможных соединениях, был всецело представлен
государственными банками разных наименований. Не в одной России государство
должно было выступить пионером в банковском деле, как и во многих других
областях хозяйственной жизни, например, в области фабрично-заводской
промышленности. Поэтому не в этом лежит печать оригинальности в развитии
российского банковского дела. Оригинально здесь то, что с 1733 г., когда в
России впервые правительство открывает банковские операции, и до 1864 г.,
то есть на пространстве 130 лет частная инициатива совершено была чужда
банковскому делу”.


2.2 Денежная реформа Канкрина.

В 1839 году установившийся к тому времени курс в 3 руб. 60 коп.
ассигнациями за серебряный рубль был объявлен постоянным, с принятием
серебряного рубля единственной монетной единицей. Решено было заменить
ассигнации, по означенному курсу, кредитными знаками, безостановочно
разменными на полноценную монету. В виде предварительной меры, в 1840 г.,
была открыта при коммерческом банки депозитная касса для приема золотой и
серебряной монеты и для выдачи вместо ее "депозитных билетов". Это было
сделано, с одной стороны, с целью накопления металлического фонда в банке,
с другой - чтобы приучить население к кредитным знакам, ходившим наравне с
золотом и серебром. Наконец, по манифесту 1843 г. было поступлено к обмену
всех ассигнаций и депозитных билетов на кредитные (вместо 596 млн. руб.
ассигнациями выдано было владельцам их 170 млн. руб. кредитными билетами
или серебром). Для обеспечения размена был образован достаточный
металлический фонд в 701.2, млн. руб. С каждым новым выпуском кредитных
билетов должен был соответственно возрастать и разменный фонд, составляя не
менее одной трети номинальной суммы выпущенных в обращение кредитных
билетов. В 1840-х годах это правило строго соблюдалось; еще в 1849 г., при
выпущенных в обращение кредитных билетах на 300 млн. руб., металлический
фонд равнялся 115 млн. руб. Эмиссионная операция осталась, однако, по-
прежнему всецело в руках казны, а не была предоставлена самостоятельному,
независимому от Министерства финансов эмиссионному банку. Вследствие этого,
при обычной нужде государственного казначейства в деньгах, кредитные билеты
скоро испытали судьбу прежних ассигнаций. С 1853 г. правительство начинает
пользоваться выпусками кредитных билетов для так называемого усиления
средств государственного казначейства, не соображаясь с звонкою
наличностью. Количество билетов в 1856 г. доходит уже до 509 млн. руб., а в
конце 1857 г. - до 735 млн. руб., при разменном фонде в 1411.2 млн. руб. В
виду недостаточности металлического фонда, уже в 1854 г. принимаются меры к
ограничению размена, который затем, к концу 1856 г., прекращается вовсе. С
тех пор кредитные билеты превращаются в бумажные деньги с принудительным
курсом. Усиление бумажно-денежного обращения не замедлило вызвать падение
курса кредитных билетов. С 1854 по 1861 гг. курс держался большей частью
около 91-93 мет. копеек за рубль бумажный. Обратившись, в 50-х годах, к
выпускам бумажных денег на военные надобности, правительство обещало изъять
эти выпуски из обращения немедленно по окончании войны; в апреле 1858 г.
действительно было сожжено на 60 млн. руб. кредитных билетов. Но мира эта
ни к чему не привела, так как вскоре затем последовал новый выпуск на сумму
88,5 млн. руб., для удовлетворения вкладчиков, которые стали усиленно
требовать из казенных кредитных учреждений возврата своих вкладов,
вследствие понижения % по банковым вкладам с 4 на 3%. С целью поднять курс
кредитного рубля была предпринята операция размена кредитных билетов. Так
как наличного металлического фонда (98 млн. руб., при 714 млн. кредитных
руб.) для этого было недостаточно, то для подкрепления разменного фонда был
заключен заграничный заем в 16 млн. фунтов стерлингов, а затем, с 1 мая
1862 г., был открыт размен кредитных билетов по возрастающему постепенно
курсу, объявляемому заранее; для начала ценность полуимпериала была
определена в 5 руб. 70 к., а ценность серебряного рубля - в 1101.2
кредитных коп.; затем, повышаясь, этот курс должен был дойти к 1 июля 1863
г. до 5 руб. 30 к. за полуимпериал и 103 к. за серебряный рубль. Поднять
курс открытием подобного искусственного размена удалось лишь на время, пока
были для него ресурсы. Кредитные билеты, под влиянием спекуляции, стали
массою предъявляться к размену, и к ноябрю 1863 г. была поглощена почти вся
сумма сделанного займа, а также часть прежнего металлического фонда. Размен
пришлось прекратить. Сумма кредитных билетов уменьшилась всего на 79,3 млн.
руб., из которых 45,6 млн. были сожжены, а остальное количество было потом
вновь выпущено в обращение. Вся операция обошлась государству в 107 млд.
руб. и увеличила процентный долг на 94,3 млн. руб. С 1863 по 1876 гг. курс
кредитных билетов держался около 80-85 коп. металл. Перед началом турецкой
войны Высочайшим повелением 25 октября 1876 г. разрешено было
государственному казначейству покрывать чрезвычайные расходы военного
времени "позаимствованиями" из государственного банка, а последнему, в свою
очередь, было предоставлено для этой цели выпускать кредитные билеты.
Отсюда получились кредитные билеты так называемого временного выпуска,
составившие к 1 января 1879 г. сумму 467,8 млн. руб. Последствием этого
было сильное падение курса бумажного рубля, со всеми обычными при том
явлениями: вздорожанием предметов потребления, жалобами на недостаток денег
в стране и т. п. В начале 1880х годов в правительственных сферах было вновь
обращено внимание на регулирование бумажно-денежного обращения. Временно
выпущенные билеты было решено, указом 1 января 1881 г., изъять из обращения
постепенно, в течение 8 лет, начиная с 1881 г., по 50 млн. руб. в год. Эта
мера, однако, была выполнена лишь отчасти: за кредитные билеты, выпущенные
во время войны, в 1881-1886 гг. было уплачено государственному банку всего
2431.2 млн. руб. На остальную сумму казначейство сдало банку
нереализованную ренту. Всего изъято было из обращения кредитных билетов на
сумму 87 млн. руб. С сентября 1887 г. сумма постоянного выпуска кредитных
билетов была увеличена с 7161.2 до 780 млн., металлическое покрытие - с
1711.2 до 211,5 млн. руб., а счет временно выпущенных билетов уменьшился до
266,6 млн. руб. 8 июля 1888 г. состоялось разрешение государственному банку
производить выпуски кредитных билетов под обеспечение золотом,
принадлежащим государственному казначейству или банку. Первый такой выпуск
был сделан в 1888 г. на 30 млн., которые в том же году были погашены. В
последующее время такие выпуски сделались довольно обычным явлением.
Крайнее падение нашего курса кредитного рубля за все прошлое время
приходится на июль 1887 г., когда полуимпериал (5 руб. 15 к. зол.) дошел до
8,46 кредитных рублей, т. е. лаж на золото составлял 68,40%. Берлинский
курс доходил до 164 марок за 100 руб.; в конце 1887 г. он поднялся до 175,1
мар., в 1888 г. - 208,25; в 1889 г. он поднимался временно до 260, а в
среднем был около 235; неурожай 1891 г. и опасения политических затруднений
вызвали падение курса до 200-210. В последнее время (1894-1895) курс нашего
рубля в Берлине колеблется в пределах 218-220, что объясняется в
значительной мере мероприятиями министерства финансов, направленными на
удержание за кредитным рублем означенного курса. По оценке на золото
стоимость кредитного рубля определяется, при таком курсе, немного выше 67
коп. золотом. По отчету государственного контроля к 1 янв. 1894 г.
оставалось кредитных билетов в обращении 1196281634 руб.; из них в
беспроцентном долгу за государственным казначейством числилось 568513456
руб. Для более верного представления о количестве действительно находящихся
в обращении кредитных билетов, необходимо иметь в виду, что оно менее
показываемой в данное время суммы билетов, выпущенных в обращение, на всю
сумму кредитных билетов находящихся в тоже время в кассах государственного
банка, а эти цифры колеблются между 50 и 250 млн. руб.
Важнейшим делом Канкрина было водворение в стране металлического
обращения посредством девальвации ассигнаций и замены их кредитными
билетами, разменными на звонкую монету (в 1843 г.). Он настаивал на крайней
бережливости в испрашивании и расходовании государственных средств; в 1836
г. образованы были даже особые комитеты для рассмотрения нормальных
расходов, которыми и была составлена нормальная роспись. Остановить
увеличение государственных расходов в период, переполненный военными
действиями, было, однако, невозможно; чрезвычайные потребности постоянно
порождали дефициты и новые финансовые затруднения. Чтобы выйти из них,
прибегали к обычным приемам - повышению старых налогов, учреждению новых и,
наконец, к государственному кредиту. Обращение к внешнему кредиту
совершалось с большой осторожностью, выпуск ассигнаций совсем не
практиковался; зато усиленно пользовались внутренним кредитом в виде
выпуска краткосрочных билетов государственного казначейства (серии,
созданные у нас Канкриным) и позаимствований у казенных кредитных
учреждений и комиссии погашения долгов.
Накануне отставки Канкрина государственный долг равнялся:
консолидированный - 862 миллиона рублей (возрос с 1723 г. на 703,5 миллиона
рублей), позаимствования у банков комиссии погашения долгов - 489,5
миллиона рублей (увеличились на 41 1,5 миллиона рублей), серии - 102
миллиона рублей, ассигнации - 595,8 миллиона рублей, всего 2049,5 миллиона
рублей ассигнациями. С уходом Канкрина дефициты снова начали расти,
затруднения в средствах увеличивались, пока, наконец, Крымская война не
вызвала финансового кризиса, заставившего опять прибегнуть к выпуску
бумажных денег.
Важнейшие из отдельных финансовых мероприятий царствования Николая 1:
восстановление питейного откупа, установление табачного налога в
бандерольной форме и налога на свекловичный сахар, издание
покровительственного таможенного тарифа, устройство денежной системы
установлением серебряного рубля как основной денежной единицы (1839),
переложение государственных доходов и платежей на серебро (1840).


2.3 Реформирование финансовой системы Бунге и Вышнеградским.

Намеченные в царствование Александра II важнейшие улучшения финансовой
системы удалось более или менее удачно осуществить только в последующие
царствования. Призванный в мае 1881 г. к должности министра финансов бывший
киевский профессор Н.Х. Бунге старался осуществить следующую программу:
приведение в равновесие доходов с расходами, путем соблюдения самой строгой
и разумной экономии; улучшение податной системы, посредством более
справедливого распределения налогов, соответственно действительной
налогоспособности плательщиков; покровительство всем отраслям народного
производства, в нем нуждающимся; развитие прочного и легко доступного всем
классам общества кредита; улучшение денежной системы, без стеснения
торговли и промышленности. Осенью 1881г. последовало Высочайшее повеление о
соблюдении всеми ведомствами строгой бережливости и о неуклонном исполнении
сметных правил. Все ежегодно повторяющиеся сверхсметные назначения
Высочайше повелено с 1883 г. вносить в смету. Этой мерой сокращены были
сверхсметные ассигнования вдвое (с 60 миллионов рублей до 30 миллионов
рублей), но не устранена недостаточность финансовых средств; все росписи
Н.Х. Бунге (за исключением 1883 г.) заключали в себе дефицит, а исполнение
их сопровождалось еще большим дефицитом (по росписям 1881 - 1886 годов
общая сумма дефицитов предполагалась в 104,2 миллиона рублей, в
действительности же она превысила 224 миллиона рублей), но несмотря на то,
что рост государственных расходов почти совсем приостановился (в 1881 г.
обыкновенные расходы составляли 734,3 миллиона рублей, в 1882 г. - 709, в
1883 г. - 723,7, в 1884 г. - 727,9, в 1885 г., без расходов по выкупной
операции - 749,4, в 1886 г. - 780 миллионов рублей).
Необходимость покрытия дефицитов, а также чрезвычайные расходы по
погашению временных выпусков кредитных билетов и по возобновившейся с 1881
г. постройке железных дорог, вынуждали приобретать средства путем новых
займов, которых было заключено, с 1881 по 1886 г., на сумму более 600
миллионов рублей. Таким образом Бунге не удалось привести в равновесие
государственный бюджет. Способ сведения росписей при нем ничем не отличался
от прежнего порядка, но сама роспись получила большую полноту и ясность,
вследствие включения в нее. в 1883 г., оборотов по железнодорожному фонду,
в 1885 г. - выкупных платежей и расходов по выкупной операции. Все успешнее
Бунге исполнил ту часть его программы, которая касалась улучшения податной
системы и которую он всегда признавал важнейшей целью своего управления.
для достижения этой цели были понижены выкупные платежи на 12 миллионов
рублей (с 1882 г.) и постепенно отменена, по указу 14 мая 1883 г., подушная
подать. Благодаря этим мерам, с крестьян было снято налогов на 53 миллиона
рублей, и хотя некоторая часть этой суммы опять пала на крестьян же,
вследствие повышения питейного налога и превращения оброчного сбора с
бывших государственных крестьян в выкупные платежи, в увеличенном размере,
но это не могло уменьшить принципиальные значения отмены подушного налога,
как меры, уничтожившей последний след рабства и открывшей путь к изменению
паспортной системы, круговой поруки и иных неблагоприятных условий
крестьянского строя. Понижение налогов с крестьян сопровождалось все
большим привлечением к обложению других, более имущих классов населения, до
тех пор изъятых от прямого обложения или недостаточно обложенных. В 1882 г.
установлен налог с имуществ, переходящих безмездными способами (т.е.
наследств и дарений), в 1885 г. - дополнительные сборы, 3-процентный и
раскладочный, с торговых и промышленных предприятий, и 5-процентный налог
на денежные капиталы; повышен поземельный налог и налог на недвижимые
имущества в городах. Вводя необходимую уравнительность в податную систему,
эти мероприятия, по мысли Бунге, должны были подготовлять почву для
введения со временем подоходного обложения. К той же цели должно было
клониться и учреждение особых местных органов финансового управления -
податных инспекторов, на которых возложено было наблюдение за правильностью
распределения прямых налогов и всестороннее изучение податных сил
населения.
Заслуга реформирования податной системы, проведенного Бунге, является
тем более высокой, что нужна была особая смелость, и даже
самоотверженность, чтобы решиться на отмену налогов в такое время, когда
бюджет страдал ежегодными крупными дефицитами. Финансовые мероприятия,
направленные на покровительство промышленности, заключались в повышении
ставок таможенного тарифа. При современном финансовом и экономическом
положении России Бунге видел в таможенных пошлинах не только источник
доходов и охрану промышленности, но и средство упрочения денежной единицы,
путем возможного улучшения в нашу пользу платежного баланса. Почти ежегодно
повышались пошлины по различным предметам ввоза и вывоза; наш таможенный
тариф, получивший уже с 1877 г., когда было установлено взимание пошлин
золотом, высокопошлинный характер, мало-помалу по многим статьям сделался
запретительным.
В области развития доступного населению кредита министерство Бунге
осуществило два важных мероприятия - устройство Крестьянского Поземельного
банка (в 1882 г.), целью которого было постановлено содействие крестьянам в
покупке земель, и учреждение (в 1885 г.) дворянского банка, для выдачи ссуд
дворянам на льготных условиях. В области улучшения денежной системы Н.Х.
Бунге сделал относительно немного. Важнейшей мерой было осуществление указа
1 января 1881 г. об уплате государственному банку долга за временно
выпущенные кредитные билеты, с целью изъятия их из обращения, причем только
часть этого долга была уплачена деньгами, а на остальную сумму сдана банку
нереализованная рента. В 1883 г., в видах привлечения монеты в обращение,
Бунге внес в Государственный совет представление о разрешении сделок на
золото и обращения звонкой монеты по курсу в платежах между казной и
частными лицами. В этом представлении, не имевшем успеха, выразилось
изменение взглядов правительства на способ восстановления металлического
обращения. до Русско-турецкой войны оно не могло отрешиться от мысли о
необходимости восстановить ценность кредитного рубля до al-pari;
представление 1883 г. свидетельствует о решимости отказаться от прежнего
воззрения.
C осени 1884 г. Бунге стал стремиться к увеличению сосредоточенного в
государственном банке запаса золота, посредством передачи ему поступающей в
таможенные платежи звонкой монеты (к 1 января 1895 г. было таким путем
собрано 30 миллионов рублей, к 1886 г. - 74,7 миллионов рублей, к 1887 г. -
88,4 миллиона рублей).
C именем Н.Х. Бунге связано и начало коренного переворота в
железнодорожной политике. С 1882 г. учреждается казенное управление в
Екатерининской, Ливенской и Баскунчакской железных дорогах. Эти первые
зачатки казенной железнодорожной сети начинают быстро развиваться, как на
счет переходящего в руки казны частных железных дорог, так и путем
постройки новых рельсовых линий на средства казны. По справедливому
замечанию В. Судейкина, “ни один из бывших в Рёссии министров финансов не
начинал своей деятельности при столь благоприятных условиях, как Й
Вышнеградский.
В 1887 г. был огромный, небывалый урожай в России и плохой в Европе.
Вывоз хлеба достиг пределов, до тех пор неслыханных. Последствием огромного
вывоза было усиление доверия к России и повышение ее кредита на иностранных
рынках. Его предшественником был произведен ряд реформ. в корне изменивших
всю финансовую систему, а урожай произвел такие результаты, достижение
которых требует напряженных усилий многих лет’. Главнейшей задачей
Вышнеградского было восстановление металлического обращения. Согласно его
представлению, комитет финансов, в заседании 28 июня 1887 г., признал
желательным стремиться к упрочению ценности рубля посредством размена его
на золото по курсу, близкому к современному (1 рубль 50 копеек кредит за 1
рубль металлический), в том убеждении, что “предметом всяких мероприятий в
отношении денежного обращения, может быть не восстановление полной
номинальной ценности кредитного рубля, а лишь установление этой ценности
настолько прочно, чтобы был положен предел дальнейшим сколько-нибудь
значительным колебаниям’. Журнал этого заседания был Высочайше одобрен и
таким образом является моментом окончательного решения совершить реформу
денежной системы путем девальвации. Составленный на этом основании проект
разрешения сделок на звонкую монету остался, однако, без последствий, и
Вышнеградский должен был ограничиться теми же подготовительными работами, к
которым приступил уже его предшественник, т. е. продолжением скопления
золотых запасов, необходимых для покрытия размена. Решив приобретать золото
не займами, а покупкой, правительство должно было всеми мерами стремиться к
тому, чтобы в казне имелись для того широкие свободные ресурсы и чтобы
установился возможно более благоприятный расчетный баланс, как средство
привлечения и удержания золота в стране.
Работая над осуществлением этих необходимых условий, Вышнеградский
держался крайней бережливости в ассигновании государственных средств и
добился совершенного устранения сверхсметных кредитов. Усиленно
взыскивались недоимки по отмененному подушному налогу, установлены новые
акцизы на керосин и спички, повышены питейньий, табачный, сахарный акцизы,
гербовый сбор, поземельный и промысловый налоги. Той же цели - установлению
равновесия в бюджете - соответствовали и совершенные Вышнеградским важные
улучшения в кредитной системе и железнодорожном хозяйстве. Воспользовавшись
общим понижением ссудного процента на денежных рынках, он провел конверсию
большей части наших металлических займов, превратив их в 4-процентные и
отсрочив уплату погашения по ним на более долгие сроки. Конверсии
Вышнеградского уменьшили размер наших золотых платежей, перенесли
значительную часть русских фондов на богатый французский денежный рынок,
приучили владельцев наших государственных бумаг довольствоваться 4
процентами дохода и проложили путь последующим, более крупным конверсиям. В
области отношений государства к железнодорожному хозяйству Вышнеградский
произвел решительную реформу, подчинив железнодорожное тарифное дело
правительственному руководству и создав для этого особые тарифные органы в
составе министерства финансов.
Вместе с тем точнее были определены финансовые отношения между казной
и частными железнодорожными обществами и произведен выкуп в казну огромной
сети железных дорог, по преимуществу убыточных, так как нахождение таких
линий в руках частных обществ, мало заинтересованных, в виду
государственной гарантии дохода, в улучшении условий эксплуатации и
содержавших дорогие центральные управления, причиняло большие расходы казне
и служило одним из главных источников бюджетных дефицитов.
Благодаря указанным мероприятиям, направленным на увеличение
государственных доходов и на возможное сокращение расходов по двум важным
статьям расходного бюджета, при крайней бережливости по всем прочим,
равновесие между доходами и расходами было, наконец, установлено, и
впервые, после долгого дефицитного периода, наступило прочное превышение
первых над последними: в 1888 г. - на 53,3 миллиона рублей, в 1889 г. - на
65,5 миллионов рублей, в 1890г. - на 60,6 миллионов рублей, в 1891 г. - на
13,8 миллионов рублей.
Вторая цель - установление выгодного торгового баланса - достигалось
двумя далеко не безопасными путями: во первых, всевозможным поощрением к
усилению хлебного вывоза, для чего правительство воспользовалось, между
прочим, правом установления железнодорожных тарифов и чему косвенно
способствовало усиленное взыскание недоимок и податей, вынуждавшее крестьян
к спешной продаже хлебных запасов; во-вторых, постановлением препятствий к
увеличению ввоза. В таможенной политике идеалом Вышнеградского был
минимальный ввоз при возможно крупных размерах таможенного дохода, ради
чего происходили ежегодные повышения тех или иных тарифных ставок,
установлен с 1888 г. (под тем предлогом, что временное улучшение курса
рубля ослабило тарифную охрану) общий дополнительный таможенный сбор в
размере 20% и произведен общий пересмотр таможенных пошлин, закончившийся
изданием нового таможенного тарифа (по европейской торговле) 14 июня 1891
г. , проникнутого строго покровительственным характером.
Желаемая цель, благодаря ряду урожайных годов была внешним образом
удачно достигнута. Торговый баланс в нашу пользу, равнявшийся в 1882 - 86
годы в среднем 65,9 миллионов рублей ежегодно, в пятилетие управления
Вышнеградского, составлял: в 1887 г. - 224,1 миллиона рублей, в 1888 г. -
393,3 миллиона рублей, в 1889 г. - 313,7 миллионов рублей, в 1890 г. -
277,3 миллионов рублей. в 1891 г. - 327,4 миллионов рублей. достижение
такого высокого перевеса вывоза над ввозом дало возможность не только
вполне покрывать заграничные платежи по металлическим займам, но и
приобретать покупкой золото для увеличения металлического фонда.
Блестящая внешняя финансовая сторона действительности П.А.
Вышнеградского далеко, однако, не находилась в соответствии с экономическим
состоянием населения первый сильный неурожай привел всю систему к
несостоятельности. Быстрое усиление податного бремени и энергичные приемы
взыскания как текущих платежей, так и недоимок по уже отмененным сборам,
привели к крайнему напряжению податных сил крестьянского населения.
Бедственный 1891 г. обнаружил глубокое оскудение крестьянства на
значительном пространстве России и потребовал экстренных мер со стороны
финансового управления, в виде затраты 161 миллиона рублей на
продовольствие голодающих. Превратив, в предшествовавшие годы, свободные
ресурсы казначейства и государственного банка в запасы золота, не имевшего
обращения на внутреннем рынке, правительство оказалось вынужденным
прибегнуть к временному выпуску кредитных билетов на 150 миллионов рублей.
Истощение запасов хлеба в стране, вызванное как односторонними
мероприятиями, клонившимися непосредственно к усилению его вывоза за
границу, так и косвенным действием податного гнета, повело к запрещению
вывоза хлеба, а соединявшееся с этой мерой опасение за выгодность торгового
баланса и целость с таким трудом накопленного золота, заставила прибегнуть
к внешнему золотому займу (3%), окончившемуся неудачей. Расход на
продовольствие населения поглотил почти все свободные средства
казначейства, а расстройство хозяйственного положения разоренных неурожаем
местностей увеличило до громадных размеров недоимки и отразилось
значительным недобором по всем главнейшим статьям государственных доходов.

III. Реформа в конце XIX века.


3.1 Денежная реформа Витте.

Преемнику Н.А. Вышнеградского, С.Ю. Витте, предстояло устранить все
эти финансовые затруднения и довести до конца разрешение основных задач
финансового управления России: восстановление металлического обращения,
улучшение кредитной системы, развитие и упорядочение железнодорожного
хозяйства.
Следуя в этих вопросах приемам Н.А. Вышнеградского, новый министр в
общем направлении финансовой политики во многом приближается к Н.Х. Бунге.
Воспользовавшись установившимся равновесием в бюджете, он выставил
принципом, что “финансовая политика не только не должна упускать из
внимания нежелательных последствий излишней сдержанности в удовлетворении
назревающих потребностей, но, напротив, должна поставить своей задачей
разумное содействие экономическим успехам и развитию производственных сил
страны”. Расширение расходов на эти цели, а также на некоторые долго
остававшиеся без удовлетворения общие государственные потребности, было
признано необходимым. для обеспечения правильного хода финансового
хозяйства признавалось необходимым не только устойчивое равновесие бюджета,
но и некоторое превышение государственными доходами итога обыкновенно из
года в год повторяющихся расходов. Расширение государственных расходов и
признанная необходимость снова образовать запас свободных ресурсов
требовали нового увеличения податного бремени.
В конце 1892 г. одно за другим были проведены повышения налога с пива
на 50%, спичечного налога вдвое, питейного акциза со спирта - с 9 1.4
копеек до 10 копеек, с фруктовых водок - с 6 копеек до 7 копеек, с
нефтяного акциза - на 50%, патентного табачного сбора - на 50% (установлен
также дополнительный табачный акциз), налога с недвижимых имуществ и
дополнительных торгово-промышленных сборов. В 1893 г. установлен
государственный квартирный налог, явившийся первой попыткой обложить, хотя
бы по внешнему признаку, общую совокупность доходов плательщиков и
представляющий собой важное в принципиальном отношении нововведение. В 1
894 г. утверждено положение о казенной продаже питей в четырех восточных
губерниях.
Вместе с этими мерами, направленными на устранение причиненного
голодным годом ущерба государственным доходам, С.Ю. Витте должен был
заняться и созданными политикой своего предшественника финансовыми
затруднениями: развившейся отчасти на почве кредитных и биржевых
мероприятий Вышнеградского спекулятивной игрой на курсе кредитного рубля и
торговыми осложнениями с Германией, вызванными высокопокровительственным
таможенным тарифом 1891 г.
Энергично введенная таможенная война повела к взаимным уступкам,
заставила Россию отказаться от принципа автономности таможенного тарифа, и
закончилась торговыми договорами с Германией и другими государствами. Для
борьбы с биржевой спекуляцией был установлен ряд законодательных и
административных мероприятий, завершившихся полным успехом и достижением
устойчивого курса рубля.
В 1894 г. окончилась тринадцатилетнее мирное царствование императора
Александра I. За это время в области бюджетного хозяйства прочно
осуществлены выработанные еще в 60-х годах начала правильного сметного
хозяйства, устранена хроническая язва дефицита и достигнуто устойчивое
превышение обыкновенных доходов над расходами. В области податной политики
положено начало осуществления принципа соразмерности податного бремени с
зажиточностью населения. Желание устранить вредное влияние питейного налога
выразилось сперва в частичном ограничении питейной торговли, а затем в
государственной монополизации ее. Создалась обширная новая отрасль
финансового хозяйства - казенная железнодорожная сеть крупных размерощ
приняты меры к упорядочению всего вообще железнодорожного хозяйства.
Государственные ресурсы увеличились в значительных размерах: в 1881 г.
обыкновенные доходы (со включением выкупных платежей) дали 729,6 миллионов
рублей. в 1 893 г. - 1 ОЗ 1 ,5 миллионов рублей. Государственный долг,
составлявший в 1881 г. 3840,4 миллионов рублей кредиток, вследствие
усиленного выкупа железных дорог, постройки новых, конверсионных операций и
дефицитов первой половины царствования увеличился до 5589 миллионов рублей
(к 1 января 1895 г.), но, благодаря досрочному выкупу некоторых займов и
конверсии других, платежи по этому долгу увеличились с 237,8 миллионов
рублей только до 257,3 миллионов рублей (т. е. всего на 19,5 миллионов
рублей или 1,1% на сумму увеличения долга). Конверсии уменьшили ежегодные
платежи по государственному долгу на 13,4 миллионов рублей золотом и ЗО
миллионов рублей кредитными. Покровительственная тарифная политика создала
высокий перевес вывоза товаров над ввозом. Значительно улучшились условия
государственного кредита: в 1880 г. 4-процентный металлический заем можно
было поместить по курсу не выше 75%, а последний 4% заем истекшего
царствования был выпущен по 97 1.4%. Обилие доходов в последнюю половину
царствования и выгодный торговый баланс дали возможность правительству
накопить значительные запасы золота (к 1 января 1 88 1 г. золотой фонд
составлял 291,1 миллионов рублей, к 15 декабря 1894 г. - 649,5 миллионов
рублей) и подготовил важнейшее условие для проведения денежной реформы.
После смерти императора Александра I финансовое управление осталось в
заведовании С.Ю. Витте. В 1895 г. освобожден от налога безмездный переход
сельской собственности к ближайшим родственникам и облегчена уплата
крепостных пошлин по переходу заложенных имений (10 апреля), понижена на
1.3 пошлина с застрахования имуществ (16 мая), земства освобождены от
обязательных расходов на содержание некоторых учреждений ( 1 июня); в 1896
г. понижена пробирная пошлина, установлено значительное облегчение по
уплате крестьянами выкупного долга, который предоставлено пересрочивать на
новые сроки (13 мая), понижен на половину, на 10 лет, государственный
поземельный налог (манифестом 14 мая), отменен 1.4% судоходный сбор (17
июня), значительно понижены пошлины за привилегии на изобретения (1 июля).
В 1897 г. отменен паспортный сбор (7 апреля), являющийся одним из наиболее
вредных и несправедливых налогов. В 1898 г. отменена подушная подать в
Сибири; издано новое положение о государственном промысловом налоге,
имеющее целью сообщить ему большую уравнительность.
Возобновленные С.Ю. Витте конверсии отличались колоссальными размерами
и сопровождались почти полным преобразованием наших государственных займов
в 4-процентные и унификацией большей части внутреннего долга в тип
государственной 4-процентной ренты. Усиленный выкуп железных дорог
сосредоточил в руках казны важнейшие магистрали; наиболее важным фактом в
этой области является решение правительства соорудить на средства казны
великую Сибирскую дорогу и исполнение значительной части этого. Затрата
больших средств на это предприятие и необходимость постройки целого ряда
крупных новых железнодорожных линий заставили правительство сделать
отступление от прежней политики и предоставить сооружение новых дорог
наиболее солидным из оставшихся частных железнодорожных обществ.
Наиболее важным финансовым событием настоящего царствования является
восстановление металлического обращения.
Добившись устойчивости курса кредитного рубля, правительство
приступило к тому законодательному шагу, перед которым вынуждены были
остановиться Бунге в Вышвеградсквй: Высочайше утвержденными 8 мая и 6
ноября 1895 г. мнениями Государственного совета дозволено было заключение
сделок на золото и взнос золотой монеты во все правительственные кассы по
курсу (на 1896 г.) 1 рубль золотом равен 1 рубль 50 копеек кредитом.
Высочайшим повелением 8 августа 1 896 г. курс на золотую монету был
фиксирован на неопределенное время и на государственный банк фактически
возложен размен кредитных билетов по этому курсу. Комитет финансов
выработал законопроект о законодательном утверждении за кредитным рублем
определенной цены на золото, путем возложения на государственный банк
постоянной обязанности размена кредитных билетов и установления точных
правил для выпуска билетов в обращение; этот проект был отклонен
Государственным советом. Указом З января 1 897 г. установлена чеканка
империалов и полуимпериалов, с означением на них 15 рублей и 7 рублей 50
копеек, и таким образом, нарицательное достоинство золотой монеты приведено
в соответствие ее цены, определенной для обмена на кредитные билеты. Этой
мерой закончена была девальвация и фактически установлено обращение
кредитных билетов и золота на равных основаниях. Указом 29 августа 1897 г.
установлены основания выпуска кредитных билетов государственным банком под
обеспечение золотом; указами 14 ноября повелено чеканить пятирублевую
золотую монету достоинством в одну третью часть империала и кредитные
билеты, путем утверждения новых надписей для нiiх, объявлены разменными на
звонкую монету. Этими мероприятиями завершен переход к золотому основанию
денежной системы; российской денежной монетой установлен золотой рубль, с
содержанием 17,424 долей чистого золота, а серебряная монета получила
название лишь вспомогательного орудия, роль которого в денежном обращении
окончательно определена указом 27 марта 1898 г.
денежная реформа завершилась перечислением в 1 899 г. таможенных
пошлин на новую валюту и изданием Высочайшего утверждения 7 июня 1899 г.
нового монетного устава. Он представляет собой, с одной стороны,
кодификацию указов, касавшихся установления новой денежной единицы на
золотом основании, с другой - повторение, а частью необходимое изменение
оставшихся в силе постановлений прежнего устава.
Итоги денежной реформы Витте.
В общих чертах денежное обращение России в начале ХХ века выглядело
следующим образом. Монетной единицей служил рубль, содержавший 0,7742 гр.
(17,424 доли) чистого золота, разделенный на 100 копеек. Главной монетой
являлась золотая, выпуск которой был не ограничен, и владелец золотого
слитка мог свободно представить его для чеканки монеты. Она изготавливалась
обязательно 900 пробы, а достоинство определялось в 15 рублей (империал,
равноценный сорока франкам), в 10 рублей, в 7 рублей 50 копеек и в 5
рублей. Вспомогательной монетой в платежах служили серебряные и медные
монеты; первая изготавливалась двоя кой пробы: 900-и достоинством в рубль,
50 и 25 копеек и 500-и - в 20, 15, 10 и 5 копеек. Медная же монета
чеканилась достоинством 5, 3, 2, 1, 1.2 и 1.4 копейки. Чеканка серебряной
монеты за счет частных лиц не допускалась, и выпуск ее был ограничен
определенным пределом: количество ее в обращении не должно было превышать
суммы в З рубля на каждого жителя империи. Закон требовал производить все
расчеты на золотую монету и счетную единицу (рубль) и устанавливал
обязательный прием полновесной золотой монеты во всех платежах на
неограниченную сумму. Монетное дело в империи находилось в ведении
Министерства финансов, а сама монета чеканилась на Монетном дворе в
Петербурге.
Государственные кредитные банкноты выпускались Государственным банком
в размере, ограниченном потребностями денежного обращения, но непременно
под обеспечение золотом. Металлическое обеспечение устанавливалось в
следующем соотношении: до 600 млн. рублей билеты обеспечивались золотом
наполовину, а сверх этого предела - в соответствии рубль за рубль.
Государственный банк разменивал кредитные билеты на золотую монету без
ограничения суммы. Размен билетов как государственных денежных знаков
обеспечивался независимо от металлического покрытия выпусков всем
достоянием государства, а кредитные билеты обращались на тех же основаниях,
что и золотая монета, символом которой они служили. Достоинства кредитных
билетов установлены были в 500, 100, 25, 10 рублей, а также в 5, 3 и 1
рубль. На первое января 1900 года металлическое обеспечение составляло 189%
суммы кредитных билетов, а на золотую монету уже приходилось 46,2% всего
денежного обращения.
Введение золотой валюты укрепило государственные финансы и
стимулировало экономическое развитие. В конце ХIХ века по темпам роста
промышленного производства Россия обгоняла все европейские страны. Этому в
большой степени способствовал широкий приток иностранных инвестиций в
индустрию страны. Только за время министерства С.Ю. Витте (1893-1903 гг.)
их размер достиг колоссального размера - З млрд. рублей золотом. В конце
ХIХ - начале ХХ века золотая единица преобладала в составе российского
денежного обращения и к 1904 году на нее приходилось почти 2.3 денежной
массы. Русско-японская война и революция 1905-1907 гг. внесли коррективы в
эту тенденцию, и с 1905 года эмиссия кредитных рублей опять стала
возрастать. Однако вплоть до перовой мировой войны России удалось сохранить
в неприкосновенности важнейший принцип валютной реформы: свободный обмен
бумажных денег на золото.
Проведенная в России в 1895-1898 гг. стабилизация рубля послужила
образцом для других государств. Внимательно изучив опыт России, к денежной
реформе приступила Япония. По образцу России провела реформу Австро-
Венгрия, после первой мировой войны - Франция.
До 1914 г. российский рубль стал одной из наиболее устойчивых валют
мира.


3.2 Возникновение коммерческих банков.

Термин «коммерческий банк» возник на ранних этапах развития
банковского дела, когда банки обуславливали в основном торговлю. Клиентами
банков были торговцы. Постепенно, с развитием промышленного производства
возникли операции по кредитованию производственного цикла. Термин
«коммерческий банк» стал означать «деловой» характер банка, т. е. банк,
обслуживающий все виды хозяйственной деятельности.
Созданный в 1860 г. Государственный банк положил начало развитию
капиталистической кредитной системы. В процессе реформирования банковской
сферы Госбанк в новых исторических условиях был призван сыграть ключевую
роль. Госбанк возник на развалинах старых казенных кредитных банков в
обстановке повышенного спроса на капиталы и кредиты. При его учреждении
имелось в виду прежде всего организовать Центральный банк европейского
образца, но по русскому варианту: с подчинением министру финансов. Если в
европейских странах Центральные банки как эмиссионные организации являлись
самостоятельными, независимыми от государства, то в России все было
наоборот.
Как центральный кредитный орган страны Госбанк выполнял три основные
функции: регулировал денежно-кредитное обращение; содействовал развитию
промышленности и торговли; оказывал поддержку частным учреждениям во время
финансовых затруднений, кризисов в экономике. По новому Уставу 1894 г.
Госбанк получил право выпуска банковых билетов, стал эмиссионным банком. К
1914 г. Государственный банк России имел 10 контор в наиболее крупных
торгово-промышленных центрах и 127 отделений.
Наряду с государственной банковской системой в России
существовали частные кредитные учреждения. К ним он относились банки
акционерные, общественные и корпоративные.
По определению Витте, коммерческие банки в России были банками
краткосрочного кредита. Их операциями являлись: учет векселей и других
обязательств, ссуды под залоги, покупка и продажа ценных бумаг, прием и
выдача вкладов.
С. Ю. Витте подробно рассматривал вопрос о границах кредитования и
условиях предоставления коммерческими банками ссуд. Он подчеркивал
обязательность соответствия актива и пассива банка, прежде всего, в
количественном отношении, так как “не все средства банка могут быть розданы
в ссуду: необходимо, чтобы известная их часть была свободна и находилась в
кассе как для производства дальнейших ссуд, так и на случай такого
истребования вкладов, которое не покрывалось бы поступлениями”. То же в
отношении сроков ссуд. По его мнению, чем больше в банке вкладов до
востребования, тем краткосрочнее должны быть ссуды, чтобы обеспечить
возврат кредитов на случай истребования вкладов. Долгосрочный же кредит,
считал он, следует предоставлять за счет постоянных средств банка и срочных
вкладов.
Что касается условий выдачи ссуд, то здесь на первое место ставилась
благонадежность заемщика “как в нравственном, так и в и отношении”. Так,
принимаемые в залог ценные бумаги должны быть, писал Витте, “безусловно
верные (преимущественно государственные, гарантированные правительством,
или обеспеченные недвижимостью), товары должны быть из числа неподверженных
легкой порче и имеющих обеспеченный сбыт” В отношении банковских операций
по покупке и продаже ценных бумаг Витте считал, что средства банка должны
затрачиваться лишь “на вполне верные бумаги, которые в случае ну могли бы
быть проданы без потери”.
Кроме акционерных коммерческих банков, в России функционировали
акционерные ипотечные банки. Витте делил их на две группы. К первой группе
относились поземельные акционерные банки, которые выдавали кредит под залог
сельскохозяйственных имений и выпускали в качестве своих обязательств
закладные листы. Ко второй группе автор причислял городские и губернские
кредитные общества, которые предоставляли ссуды под городскую недвижимость
и выпускали облигации. Уставами ипотечных акционерных банков
предусматривалась продажа имений или городских строений неисправных
заемщиков по истечении льготных сроков возврата кредита. Городские и
губернские общества, предоставляя ссуды под залог земельных участков,
активно содействовали городскому и уездному строительству.
Довольно большое распространение получили в России с конца ХIX в.
общества взаимного кредита. Исходя из характера ссудных операций, Витте
рассматривал их как разновидность коммерческих банков. Они обслуживали
среднюю и мелкую городскую промышленную и торговую буржуазию,
способствовали развитию предпринимательства. Основывались общества
взаимного кредита на началах товарищества и пользоваться их кредитом могли
лишь участники, но не посторонние лица. В этом автор видел особенность
кредитной деятельности данных банковских учреждений, хотя допускались и
исключения. Источником для выдачи ссуд был оборотный капитал, образуемый из
взносов участников, а также вклады членов общества и посторонних лиц.
Соразмерно участию распределялись прибыль от операций и возможные убытки.
Каждый член общества нес ответственность за дела общества в десятикратном
размере внесенного пая.
На началах взаимности учреждались и городские общественные банки
долгосрочного кредита, предоставляющие ссуды под залог земельных участков и
городских строений.
По типу обществ взаимного кредита функционировали в России и
учреждения мелкого кредита. Витте относил к ним ссудо-сберегательные и
кредитные товарищества Ссудо-сберегательные товарищества обслуживали
сельских кустарей, городских ремесленников, а также крестьянство. Кредитные
товарищества обслуживали только крестьянство. Витте подчеркивал, что
Государственный банк оказывал им большую помощь, выдавая ссуды для
образования их основных капиталов и под учет векселей кредитных союзов.
В своей книге о народном и государственном хозяйстве С. Ю. Витте
показал необходимость для подъема экономики не только широкой сети
кредитных учреждений, но и многообразия их специализации, считая это
обязательным условием нормального функционирования рыночного хозяйства.
Отмечая значительные успехи, достигнутые Россией после отмены
крепостного права, С. Ю. Витте в то же время четко осознавал ее отставание
от европейских государств и США и писал об этом с горечью, эмоционально.
Анализируя состояние промышленности, внутренней и внешней торговли России
начала ХХ в., можно сделать вывод, что “и наша промышленность, и наша
торговля, несмотря на несомненный подъем их за последние годы, все еще
представляются сравнительно очень слабо раз витыми, далеко не отвечающими
ни богатейшим природным ресурсам страны, ни потребностям 130-миллионного
населения России”. Поэтому деятельность играет важную роль в ускорении
развития народного хозяйства страны.
В годы первого промышленного подъема в Россию направились капиталы из
Франции. В царской России французские банки установили непосредственные
контакты с отечественными банками и начали создавать совместные финансовые
организации, в том числе и во Франции. Так, в октябре 1896 г. в Париже было
учреждено “Генеральное общество для развития промышленности в России”. Его
основали Петербургский международный банк, Парижский международный банк и
Парижско-Нидерландский банк. Кроме того, участниками объединения с русской
стороны были также Русский для внешней торговли банк и Московский торговый
банк.
Санкт-Петербургский международный коммерческий банк имел 34 отделения
и 24 агентства в России, два отделения за границей – в Париже и Брюсселе.
В связи с активизацией России в мировом рынке, расширением торгово-
экономических отношений с европейскими странами в 1871 г. был создан
Русский для внешней торговли банк”.
Банк осуществлял следующие операции: выдача ссуд под проценты бумаги;
выдача ссуд под товары; получение платежей по векселям и другим документам;
выдача переводов в Россию; выдача переводов за границу; получение и продажа
% бумаг, акций, облигаций и закладных листов; покупка и продажа переводных
платежей, звонкой монеты; прием денег на текущие счета и вклады, а также
прием на хранение % бумаг и других ценностей.
Русский для внешней торговли банк, осуществляя товаро-ссудные и товаро-
комиссионные операции, в своей коммерческой деятельности обращал особое
внимание на состояние мирового рынка. Помимо специальных газет и журналов
банк получал специальные бюллетени с котировочными данными по всем товарам.
Наиболее полную информацию банк получал по хлебным товарам, получал
бюллетени из Чикаго, Нью-Йорка, Ливерпуля, Лондона, Берлина, Парижа,
Антверпена, Гамбурга, Копенгагена, Стокгольма, Бергена, Милана, Генуи,
Марселя и других городов.
С целью содействия развитию внешней торговли России первое отделение
банка было открыто в 1871 г. в Лондоне, в одном из главных рынков сбыта
российских продуктов. В 1890 г. отделение Русского для внешней торговли
банка открылось в Париже как в мировом денежном рынке. Спустя четыре года,
в 1894 г. отделение банка появилось в Генуе в связи с активным экспортом
пшеницы в Италию. Важную роль в развитии внешней торговли в черноморском
регионе играло отделение банка, учрежденное в 1909 г. в Константинополе.
Русский для внешней торговли банк помимо общих кредитов, оказываемых
экспортным домам, содействовал отечественному экспорту в широкой поставке
товаро-ссудных операций (ссуды амбарные и путевые). Одной из особенностей
коммерческой деятельности банка являлось сочетание ссудных и комиссионных
операций. Сравнительно небольшим по объему операций было участие банка в
импортной торговли.
Заметим, что экспортная деятельность Русского банка ежегодно
становилась наиболее интенсивной осенью, в период реализации урожая. Именно
в это время к частным банкам (как и к Государственному банку) предъявлялись
большие денежные требования. Периоды хлебных компаний отмечались массовым
экспортом хлеба на заграничные рынки. Что иногда значительно обесценивало
хлеб и вызывало кризисы в мировой торговле. Чтобы правильно, равномерно
снабжать рынки хлебом и удерживать цены на необходимом уровне
Государственный банк оказывал помощь коммерческим банкам, в том числе и
Русскому для развития внешней торговли банку в предоставлении нужных
денежных ресурсов во имя общих интересов Отечества.

3.3 Второе поколение коммерческих банков в России.

Осуществлялась новая экономическая политика. Жизнь налаживалась. Вновь
пробуждалась деловая инициатива. Заполнялись прилавки базаров и полки
магазинов. Правда, это не был непрерывный, бесперебойный процесс. Возникали
немалые трудности. Они прежде всего касались роли частного капитала.
Отношение к нему со стороны Советского государства в период нэпа в основном
не изменялось. Частнику предоставлялись определенные возможности в области
торговли, создания и аренды небольших производственных предприятий.
Декретом от 17 мая 1921 г. мелкая промышленность была частично
денационализирована. Все это должно было помочь в восстановлении народного
хозяйства. Однако с идеологической точки зрения, которая тогда оказывала
значительное влияние на экономику, частное предпринимательство оценивалось
отрицательно. Оно рассматривалось как неизбежное зло, которое надо терпеть
и даже в известной степени поощрять до укрепления государственного и
кооперативного секторов. В этой принципиально неизменной политике
практически имели место отклонения в ту или иную сторону.
В декабре 1921 г. ХI Всероссийская конференция РКП(б) постановила
«обеспечить мелким и средним (частным и кооперативным) предприятиям условия
правильного развития производства и свободного распоряжения своими
продуктам». Отмечалась также «необходимость допустить к торговле частный
капитал».
В январе 1924 г. ХIII конференция РКП(б) в своей резолюции записала,
что «партия неизбежно допускала не только накопление частным капиталом
определенных средств путем торговли, но и передачу в его пользование, хотя
бы частично, находящихся в ее распоряжении средств».
Однако дальше указывалось, что «в этой области росту частного капитала
должен быть поставлен предел путем усиления хозяйственной роли кооперации и
государственной торговли».
В том же году пленум ЦК РКП(б), состоявшийся 31 марта — 1 апреля,
обязал Наркомвнуторг «бороться с льготными формами расчета, представляемыми
государственными органами частному капиталу, и разработать вопрос о
максимальном ограничении на ближайшее время кредитования, как прямого, так
и косвенного, частных лиц и учреждений». Было также признано необходимым
«принять решительные шаги для ликвидации частных оптовых посреднических
операций с государственными оптовыми предприятиями».
Примерно через два месяца ХIII съезд партии указал, что «политика
кредитных учреждений должна быть направлена на систематическое усиление
позиций государственных и кооперативных организаций в их борьбе на рынке с
частным капиталом».
Однако в конце апреля 1925г. пленум ЦК РКП(б) предписывает «облегчение
существующего налогового обложения и устранение административных
предприятий для частной торговли в деревне, дабы правильными и
исключительно экономическими мерами включить ее работу в общую
товароприводящую цепь советской торговли».
Одновременно ХIV конференция РКП(б) отметила в своей резолюции, что
«кооперативная и государственная торговля не может полностью обслужить
возрастающий товарооборот в стране, в силу чего в области торговли остается
значительное место для участия частного капитала. Считаясь с такой ролью
частного капитала, партия должна в то же время всемерно бороться со всякой
попыткой истолковать современную торговую политику в смысле изменения
отношения партии и советской власти к кооперации».
О некоторых изменениях в торговой политике, точнее о месте в ней
частного капитала, толковали действительно и не без основания. В одной из
статей того времени говорилось: «1923.24 хозяйственный год (тогда
операционный, хозяйственный год считался с 1 октября по 1 октября.) прошел
под знаком борьбы с частным капиталом Удельный вес частной торговли за
этот период неуклонно и довольно резко снизился нажим на частный
капитал повлек за собой заметное сокращение кредитования частной
клиентуры. Начало истекшего 1924.25 года характеризовалось переменой
государственной политики в сторону, благоприятную для частного капитала».
Произошло некоторое облегчение условий его деятельности, в частности
снизилось налоговое обложение и увеличились кредиты. «Во втором полугодии
1925 года в операциях банков наблюдалось заметное расширение кредитования
частной клиентуры, которое с апреля по октябрь увеличилось более чем
вдвое».
Однако «оттепель» длилась недолго. В последние дни 1925 года ХIV съезд
ВКП(б) вновь категорически предписал «во главу угла поставить задачу
всемерного обеспечения победы социалистических хозяйственных форм над
частным капиталом».
Во всяком случае рыночные отношения сложились и примерно до конца
двадцатых годов росли и ширились. Они требовали банковской поддержки.
Четвертого октября 1921г. Совнарком и ВЦИК приняли декрет об учреждении
Государственного банка РСФСР. Через три дня он был утвержден сессией
Всероссийского Центрального исполнительного комитета. Предлагалось до 15
ноября того же года возобновить деятельность этого ранее упраздненного
банковского органа. Установленный срок был соблюден. Одновременно возникало
новое - второе поколение коммерческих банков. Первое на земле России было
путем национализации упразднено в конце 1917 г.
Первого сентября 1922г. Совет труда и обороны утвердил устав
Акционерного общества под названием «Промышленный банк». Восьмого августа
1923 г. утвержден новый устав этого кредитного учреждения, которое стало
именоваться «Российским торгово-промышленным банком». Его целью, как
указывалось в первом параграфе, являлось со действие «развитию,
промышленности, транспорта, внешней и внутренней торговли». Основной
капитал банка устанавливался в 15 млн, золотых рублей, распределенных на
150000 акций в сто рублей каждая. Предусматривалась возможность дальнейшего
увеличения этого капитала. Акции могли быть именными и на предъявителя.
Последние передавались «От одного лица другому» без каких-либо
формальностей. Передача именных — производилась путем извещения об этом
банка и соответствующей отметки в его книгах.
Уставом предусмотрено осуществление, в частности, следующих операций:
выдача долгосрочных кредитов сроком до трех лет, а также предоставление
«всякого рода целевых ссуд на определенное назначение срочно и до
востребования — за счет специальных фондов». Разрешалось краткосрочное
кредитование не более чем на шесть месяцев и открытие кредита до
востребования в форме специального текущего счета под залог государственных
ценных бумаг, акций, облигаций, валюты, драгоценных металлов, тратт (т. е.
переводных векселей), не подлежащих легкой порче товаров и т. д.».
Банк мог производить учет векселей и других обязательств, основанных
на торговых сделках и транспортных операциях. Векселя должны иметь две
подписи и подлежать оплате не позднее чем через девять месяцев. Допускался
и учет соло-векселей, т. е. имеющих одну подпись, но с дополнительным
залогом имущества. При отсутствии залога учет подобных документов
разрешался лишь «при единогласном в таком случае по становлении правления».
Промбанку (как его кратко стали называть) предоставлялось также право
покупки и продажи по поручениям и за счет третьих лиц процентных бумаг,
акций, приобретения для себя и за свой счет драгоценных металлов, валют,
тратт, девизов (платежных средств в иностранной валюте), а также то варов.
По уставу банку разрешено участвовать в создании промышленных,
транспортных и торговых обществ и товариществ, получать концессии, выдавать
гарантийные письма в исправности платежей и выполнении договоров, принимать
поручения на управление имуществом и получение доходов и т. д., разрешенные
операции были многообразны.
Принимаемые в залог товары следовало сложить на банковских складах.
Если по условиям доставки это оказалось невозможным, то залоги могли
оставаться на ответственном хранении у владельца с правом банка на
осуществление контроля за их сохранностью. Заложенные товары должны быть
застрахованы «в сумме не менее чем на 10% выше суммы ссуды и на срок по
крайней мере одним месяцем долее срока ссуды».
По не выплаченным вовремя срочным кредитам заемщик извещается о
льготном трехдневном сроке оплаты, по истечении которого обеспечивающий
непогашенную ссуду залог банком реализуется.
Для установления кредитоспособности ходатайствующих об открытии
кредита учреждениях, организациях и частных лицах при правлении Промбанка и
его филиалах могли быть созданы учетно-ссудные комитеты из сведущих лиц.
Этот пункт устава, а также пункты, приведенные выше о требуемом единогласии
членов Правления банка при учете не обеспечения залогом соло-векселей и
страховании заложенных товаров, свидетельствуют о стремлении всемерно
обеспечить возвратность кредита.
Из полученной чистой прибыли 25% должны отчисляться в запасной
капитал, 10% — в пользу служащих, Совета и Правления. Оставшаяся часть
«поступает в распоряжение акционеров для выдачи дивиденда и на другие
назначения по усмотрению общего собрания». Оно также избирает руководящие
органы банка — Правление, ведающее текущими Делами, и Совет, решающий
основные принципиальные вопросы. Он состоит из 17 избранных лиц и трех,
делегируемых Наркомфином. Среди последних в начале деятельности банка был
крупный специалист в финансовом вопросе — профессор З.С.Каценеленбаум,
автор вышедшей в 1922 г. книги «Учения о деньгах и кредите».
Промбанк относился к числу коммерческих кредитных учреждений, но в его
основе была некоторая двойственность. Первый председатель Правления А.М.
Краснощеков, выступая с докладом на совещании управляющих филиалами
Промбанка, сказал: «Наш банк является не обыкновенным коммерческим банком,
а частью государственного финансового аппарата».
В практике Промбанка операции с частным капиталом никогда существенной
роли не играли. К концу четвертого 1925—1926 операционного года лишь 14
акционерного капитала принадлежала частным лицам. Их ссудная задолженность
составляла толь ко 0,9% общей суммы активных операций банка. Главными
заемщиками был и металлическая, текстиль на я и пищевая промышленности.
Хотя страна уже имела твердую конвертируемую валюту и народное
хозяйство почти полностью восстановлено, 1925—1926 отчетный год оказался
для Промбанка и всей банковской системы нелегким. Как отмечено в
обстоятельном обзоре хозяйственной конъюнктуры, с которого начинался
годовой отчет, сказался ряд экономических факторов, к которым, в частности,
относились допущенные в предыдущем году ошибки в финансировании
хлебозаготовок, диспропорция между промышленностью и сельским хозяйством,
лихорадочное состояние рынка, который, впрочем, к концу года был уже
относительно насыщен товарами. Однако это привело к другому, пожалуй,
психологическому обстоятельству — покупатель стал более разборчивым. Это
тоже отмечают авторы отчета.
К числу факторов, порождавших «напряженность как банковской клиентуры,
так и самой кредитной системы», отнесены также значительные вложения
накоплений промышленности в капитальные  затраты.  Осуждается
непосредственное кредитование хозяйств Госбанком. Его роль Промбанк явно
хотел бы свести к положению «банка банков» и в этом был прав.
Несмотря на сложность обстановки, Торгово-промышленный банк успешно
завершил и этот свой четвертый операционный год. У него уже было 5 контор и
60 отделений. Еще в начале своей деятельности он вместо присылки из центра
ресурсов открываемым филиалам ставил условием их открытия самостоятельное
на местах создание первоначального оборотного фонда путем размещения акций
среди местных госорганов.
Были у банка еще 9 комиссионерств, 10 агентств, свыше 200 расчетных
касс. Кроме того, установились корреспондентские от ношения с банками 19
зарубежных стран. Четыре корреспондента были в Лондоне, по три — в Нью-
йорке, Берлине и Константинополе, два — в Париже. Основные средства
Промбанка достигли уже 82,6 млн. руб., увеличившись за год почти на 30%.
Возрос и запасной капитал.
Оборот по учетно-ссудным операциям превысил данные предшествующего
года, но оставшаяся задолженность сократилась. Это явилось результатом
ценного качестве иного показателя: среднегодовая оборачиваемость ссудного
капитала по Правлению банка ускорилась с 76 дней до 72,2. Из общей
задолженности 79 приходились на вексельный кредит, значение которого
неуклонно росло. На 1 октября 1926 г. по балансу числились учтенные векселя
на 220 млн. руб. Вообще учет векселей был основной активной операцией
коммерческих банков того времени.
Российский торгово-промышленный банк, стремясь к дальнёйшей
специализации, произвел «договорное размежевание с Электробанком», который,
как свидетельствует его название, был специальным кредитным учреждением. Он
обслуживал строительство электростанций и предприятия, производящие
электроэнергию, предоставлял им, в частности, долгосрочный кредит.
Электробанк по своим операциям был схож с Промбанком (недаром в 1918 г. оба
банка все же объединились).
Рассмотрим и отчет за 1924—1925 опрационный год Акционерного банка по
электрификации. Это солидный том в 276 страниц с девятью цветными
диаграммами. Вообще банки того времени не ограничивались публикацией в
печати своих балансов. Их годовые отчеты содержал и обстоятельный и
квалифицированный анализ общего экономического положения и собственной
деятельности. Многочисленные таблицы отражали динамику и структуру
банковских активов и пассивов.
Отчет Электробанка отмечает высокий уровень хозяйственной конъюнктуры,
особенно во второй половине года, но указывает и на отрицательные факторы
недостаток промышленных товаров и повышение общего индекса цен.
Вместе с ростом народного  хозяйства  развивалось  и
электростроительство. В отчете приводятся данные о действующих в стране,
строящихся и проектируемых электростанциях, о потреблении электроэнергии на
одного жителя в семи зарубежных государствах и СССР. У нас оно было в 25
раз ниже, чем в США.
В разделе, посвященном банковской работе, особый интерес представляют
сведения об основах и принципах, которыми руководствовался банк при
установлении процентов, взыскиваемых по ссудам. Проводимая в этом деле
политика «была крайне осторожной». Она исходила из стремления «дать
возможно дешевый кредит и необходимости получить нормальную прибыль». На
весьма авторитетном совещании электриков, посвященном этим вопросам, было
установлено следующее положение: « даровых денег нет вложенный в
станции капитал должен амортизироваться», восстанавливаться.
Учитывая эти соображения, а также то, что основные клиенты банка
электропредприятия одновременно являются его акционерами, Электробанк
установил следующие проценты: по учету векселей (дисконт) и специальным
текущим счетам под векселя — от 12 до 15, по долгосрочным ссудам за счет
банковских средств — промышленным предприятиям — 3—12, сельскохозяйственным
7—12, коммунальным—6—12 (сельские и коммунальные предприятия тоже
получали ссуды на электрификацию). По кредитам, выдаваемым за счет
специальных средств бюджетного происхождения, взимались 3—6%. Процентные
ставки варьировались для различных групп клиентуры.
Взимавшиеся проценты Электробанк считал относительно высокими и
известил об их предстоящем снижении, в частности, по дисконту векселей,
выписанных на срок не более 60 дней—до 10%, 90 дней—11% и т. д. В годовом
отчете сообщалось, что предвидится дальнейшее снижение, «поскольку это
будет позволять себестоимость привлеченных средств и общая кредитная
конъюнктура».
Вообще стремления побольше взять у клиента, быстрей нажиться,
воспользоваться высоким спросом на кредит не ощущалось. Судя по всему, было
сознание того, что финансово здоровая клиентура — залог успешной работы
банка.
При таком сдержанном отношении к установлению процентных ставок
Электробанк закон 1924—1925 операционный год с чистой прибылью в 1,2 млн.
руб. При сопоставлении ее со средней суммой собственных капиталов,
обращавшихся в продолжении года, получается коэффициент прибыльности в
18,2%. Результат можно считать нормальным.
До сих пор мы говорили о специализированных банках, но наряду с ними
уже во втором году нэпа возникло иное, частное кредитное учреждение. Первый
пункт его устава, утвержденного Советом труда и обороны 10 октября 1922 г.,
гласил: «Для со действия промышленности и торговле РСФСР и для развития
коммерческих оборотов их за границей учреждается в Москве акционерное
общество под наименованием «Рос сийский коммерческий банк». Дальше в
примечании говорилось, что учредителем банка является шведская фирма
«Свенска экономие актиеболит» в лице шведского гражданина Олафа Ашберга.
Первоначальный капитал был внесен полностью иностранной валютой.
В качестве компенсации за разрешение действовать на территории страны
учредитель созданного банка, согласно уставу, должен был 10% сполна
оплаченных акций безвозмездно передать в собственность Госбанка. Кроме
того, СТО постановил, что с суммы основного капитала 5% подлежат внесению
учредителем в доход казны.
«Складочный» капитал банка определялся первоначально в 10000000 рублей
золотом, или 5146000 американских дол. Капитал сей образуется выпуском ста
тысяч акций по сто рублей, или по пятьдесят один американский доллар и
сорок шесть центов каждая». Приведенные данные свидетельствуют о том, что
тогда один золотой рубль котировался не многим больше чем в 50 центов.
Стоимость одной акции была у Российского коммерческого банка та же,
что и у Промбанка. Это, судя по всему, была распространенная величина.
Оплата акций золотом вовсе не означала внесения золотых монет. Выпущенный в
1922 г. червонец, вскоре ставший конвертируемой валютой, равнялся десяти
золотым рублям. Таким образом, цена в десять червонцев за акцию была вполне
доступна для многих.
Устав Роскомбанка (так его кратко называли), кроме пунктов об
учредителе, мало чем отличался от промбанковского. Повторялись даже
словесные формулировки. В основе обоих документов лежал один и тот же
образец. Предусматривалось осуществление тех же операций, правда, без права
предоставлять долгосрочные и целевые кредиты. Сокращались также сроки
некоторых видов кредитования. Разрешался учет векселей, выписанных не более
чем на шесть месяцев (у Промбанка — девять). Срочные ссуды выдавались на
три месяца (у Промбанка — шесть). Повторялись требования о страховании
заложенных товаров и содержании их на складах банка, пункт о возможном
создании учетно-ссудного комитета и многое другое.
Возглавлялся Роскомбанк Правлением и Советом, включение в его состав
представителя Наркомфина не предусматривалось.
Несколько иными были установленные нормы распределения прибыли: 20%— в
запасной капитал, 5% — в пользу Правления, 3% — Совету. Остальная часть
использовалась по усмотрению общего собрания акционеров на выдачу
дивидендов и другие цели.
Среди особых положений устава Роскомбанка было обязательство хранить в
Госбанке сумму в размере 10% своих пассивов, но не менее 25% основного
фонда. Это был залог для обеспечения клиентуры по пассивным операциям.
Важное значение имела предусмотренная обязанность продать Госбанку по его
требованию 50% имевшейся в наличии «свободной иностранной валюты» с оплатой
«по курсу дня».
Уже за 9 с небольшим месяцев работы, которая началась 12 декабря
предшествующего года 1922 г., Роскомбанк достиг заметных успехов. Его
баланс достиг суммы в 2769617 червонцев (все исчисление шло в банкнотах),
увеличившись в 2,5 раза по сравнению с данными на 1 февраля первого от
четного года, когда операции банка уже до статочно развернулись. За тот же
период текущие счета возросли более чем в 8 раз, а активные операции
почти в 9,5 раза. Преобладающее место занимала частная клиентура. Ей в
среднем за год принадлежала половина остатков средств на текущих счетах, а
ее ссудная задолженность составляла на 1 октября 1923 г. 60% всего актива.
По размерам своего баланса Роскомбанк занял третье место среди
акционерных банков страны.
Российский коммерческий банк развернул интенсивную деятельность по
обслуживанию экспортно-импортных операций. Вначале не которые зарубежные
банки относились с не доверием к операциям в России, которое, однако,
рассеялось, когда они убедились, что платежи в иностранной валюте
производятся беспрепятственно. Около ста банков Европы и Америки состояли
корреспондентами Роскомбанка. Если в январе 1923 г. к нему из-за границы
поступило всего 80 платежных поручений, то в мае — сентябре их численность
ежемесячно превышала 11 тыс. Всего за отчетный год поступил 68121
зарубежный перевод на сумму в 397469 червонцев. Банк проявил инициативу в
стимулировании экспорта и даже открыл специальное отделение в Воронеже по
финансированию вывоза яиц.
До сих пор речь шла о возникших в центре коммерческих кредитных
учреждениях. На периферии первое из них образовалось в Ростове-на-Дону.
Здесь 11 октября 1922 г. по инициативе группы бывших банковских работников
был создан Юго-Восточный коммерческий банк. По уставу его основной капитал
составил 2 млн. руб. в золотом исчислении, разделенный на 40 тыс. именных
акций по 50 руб. каждая. Таким образом, акции были доступными и дешевыми, К
началу июня 1923 г. они были полностью раскуплены и оплачены. К 1 октября
того же года 65% вкладов в этом банке принадлежали частникам. Он объединял
вокруг себя главным образом частную клиентуру. За ней числились 6
задолженности по вексельным операциям.
Юго-Восточный банк, возникший раньше большинства других аналогичных
кредитных учреждений в период, когда червонец только появился и на рынке
господствовал совзнак, особенно остро ощущал его неуклонное падение.
Учетные ставки при кредитовании в банкнотах составляли 5% и затем снизились
даже до двух, но для кредитов, выдаваемых и погашаемых совзнаками, были в
несколько раз выше. Однако это мало помогало, полностью спасти положение не
удалось. Акционерный капитал, который согласно существовавшим тогда
правилам вносился в совзнаках, быстро таял. За год банк потерял на курсе
две трети своего основного капитала.
Юго-Восточный коммерческий акционерный банк присоединился к кредитной
политике тогдашней коммерческой банковской системы, в которой преобладал
учет векселей. Эта форма кредита считалась более эластичной и удобной для
банков в случае необходимости сжатия учетно-ссудных операций».
В ростовском банке вводились также операции валютные и ломбардные (т.
е. выдача ссуд под залог движимого имущества). Изменилось и соотношение
разных групп клиентуры.
Дальне-Восточный акционерный банк возник еще в Дальне-Восточной
республике — временном буферном государственном образовании, созданном в
1920 г. во избежание военного столкновения с Японией, оккупировавшей тогда
Приморье. 15 ноября 1922 г. ДВР прекратила свое существование, и вся ее
территория вновь вошла в состав России — РСФСР. Период с января по сентябрь
1923 г. включительно банк считал своим вторым операционным годом. Он
проходил в обстановке сравнительно прочного денежного обращения, которое
сперва оста по существу таким же, как и в ДВР. На Дальнем Востоке
обращались золотые и серебряные монеты. Внедрения здесь обесценившихся сов-
знаков удалось избежать. В то же время Дальбанк (как его кратко называли)
всемерно стимулировал, расширенное обращение банкнот Госбанка. Кредитование
в червонцах началось с июля 1923 г., т. е. еще до осуществления декрета
ВЦИК и СНК от 3 августа того же года о присвоении червонцу на территории
Дальнего Востока «силы законного платежного средства». Предусматривался
прием госбанковских банкнот по золотому номиналу. Кстати, ст. 5 этого
декрета воспрещала государственным, коммунальным и кооперативным
предприятиям края прием платежей в иностранной валюте. Это избавляло
червонец от конкуренции в первую очередь со стороны японской иены, которая
имела фактическое хождение в ДВР.
Таким образом, Дальбанк избежал труднейшего процесса приспособления
своих операций к условиям безудержной инфляции. Это явилось одной из
основных причин быстрых успехов банка, роста его рентабельности.
Несомненно, сказалось также отличное знание экономики и всех особенностей
края. В банковском отчете за второй операционный год дан прежде всего
весьма обстоятельный и квалифицированный анализ на родного хозяйства
Дальнего Востока начиная с 1906 г. К отчету приложен обзор денежного
обращения на русском Дальнем Востоке с 1918 по 1924 г., занимавший 30
страниц и представлявший подлинно научное исследование.
Банк в ДВР был чисто расчетным, но, став российским, во втором
операционном году уже вел довольно значительные активные операции. Важно
отметить, что к концу от четного периода из средств, находившихся в
обороте, только 30% были собственными капиталами банка, а остальные 70%
привлеченными. Это полностью соответствует при роде коммерческих банков, в
основном использующих депозиты клиентуры. В то время многие кредитные
учреждения, считавшиеся коммерческими, не соответствовал и этому
требованию.
Во втором операционном году по сравнению с первым обороты банка по
вкладам возросли в 4 раза, по ссудным операциям — в 5 раз, в том числе по
учету векселей — в 6 раз. Дальбанк располагал значительными средствами и
мог пожертвовать 25 тыс., руб. в помощь японскому народу, пострадавшему от
катастрофического землетрясения.
Основными акционерами (91 %) и клиентами банка были предприятия
госсектора. Однако определенное внимание уделялось также частному капиталу.
Представитель ёго состоял в Правлении банка, хотя частникам принадлежал
лишь один процент акций. На 1 октября 1923 г. за частным капиталом
числилось 27 общей ссудной задолженности по Дальбанку. Однако следует
отметить одну важную особенность этого кредитного долга: если по
государственной клиентуре на промышленность приходилось 24,1 %, то по
частной клиентуре этот показатель достиг 59%. Следовательно, вторая группа
клиентов кредитовалась в основном по производственной деятельности.
В банке был создан специальный «золотой отдел». Учетно-ссудные
операции, связанные с добычей и закупкой золота, выросли за год на 70,6%.
Практиковалось специальное кредитование.
В июне 1925 г. по различным формам кредита, связанным с добычей и
скупкой золота, были установлены процентные ставки более низкие, чем в
остальной деятельности. Однако уже 2 апреля 1926 г. Правление Дальбанка
издает новый циркуляр, в котором сказано, что, «учитывая необходимость
дальнейшего улучшения условий кредитования золотопромышленности и
золотоскупки, нашли целесообразным пересмотреть ставки и размер таковых
установить в зависимости не от форм кредита, а от целевого назначения».
Наиболее льготные условия устанавливались для подготовительных и
восстановительных работ.
Филиалам «в наиболее интересных случаях» разрешалось снижать ставки на
один про цент, но так, чтобы они все же были не ниже пяти процентов.
Дальбанк также снабжал соответствующие предприятия «товарами
приискового потребления» и покупал золото. Оно затем сдавалось Наркомфину,
который пополнял оборотные средства «золотого отдела».
Большое внимание уделялось кредитованию жилстроительства и
коммунального хозяйства, имевших большое значение для дальнейшего заселения
и освоения края.
Вообще Дальбанк осуществлял многообразные операции и даже торговал
мукой, отрубями, чаем, цементом, железом, керосином, мылом и т. д. Эти
продажи дали 107 тыс. руб. прибыли.
Пятый операционный год закончился у банка с чистой прибылью в 1260
тыс. руб.
Дальбанк, как отмечалось в печати того времени, был чрезвычайно
интенсивным и жизнеспособным кредитным учреждением, аванпостом российского
влияния на Дальнем Востоке. Он, в частности, принял ближайшее участие в
организации Монгольского торгово-промышленного банка.
В настоящее время на земле России воз никли коммерческие банки
третьего поколения. Они разворачивают свою работу в условиях, существенно
схожих, но и во многом отличающихся от обстановки, в которой действовали их
предшественники — банки второго поколения. Тогда и теперь складываются
рыночные отношения. Однако нынешнее пре образование экономики значительно
шире.
С учетом схожести и различий опыт работы коммерческих банков второго
поколения следует изучать и учитывать. У ряда кредитных учреждений периода
нэпа можно учиться глубокому знанию экономики, профессионализму,
осторожному подходу к вопросам кредитования, тщательной заботе о клиентуре,
защите ее интересов, сдержанной и дальновидной политике установления
процентных ставок по кредиту.
Многие коммерческие банки второго поколения отнюдь не стремились к
скорейшему обогащению за счет выгодной конъюнктуры. Они старались
превратиться в солидные, уважаемые кредитные учреждения, пользующиеся
доверием крепкой, процветающей клиентуры. Они хотели всемерно увеличить
депозиты, способствуя открытию и пополнению текущих счетов. При этом
никакие условия перед вкладчиками не ставились, минимально допустимые
размеры вклада и сроки его хранения не предусматривались.
Вообще для нынешнего третьего поколения коммерческих банков изучение
опыта второго поколения имеет несомненное теоретическое и практическое
значение.



Заключение.

Возникновение российского банковского дела отмечено на рубеже XVIII и
XIX вв. появлением казённых банков, главной задачей которых было
направление денежных накоплений на поддержание класса российских помещиков.
По мере развития экономики изменялась и активизировалась роль акционерных и
коммерческих банков России.
В начале ХХ века в дореволюционной России кроме Государственного банка
функционировали акционерные коммерческие банки, подразделявшиеся на 3
категории: петербургские, московские и провинциальные. На 1 января 1913г.
насчитывалось 45 акционерных коммерческих банков. Помимо них в стране
действовали отделение Французского банка (Леонский кредит) и четыре банка,
работавшие на особых основаниях: Либавский биржевой, Рижский биржевой,
Городской учетный и Юрьевский.
Около 64% банковского капитала было сосредоточено в Петербурге, где
функционировали преимущественно крупные банки (Международный, Азовско-
донской и др.), юз то время как в Москве преобладали средние банки
(Соединенный банк и др.), а в провинции — мелкие. Доля петербургских банков
в совокупных банковских операциях по вкладам и текущим счетам составляла
около 73%. Петербургские банки специализировались на учетных и ссудных
операциях, а так же при влечении средств во вклады и ведении текущих
счетов. При этом в ссудных операциях главную роль играли кредиты,
предоставляемые под ценные бумаги. Развитию банковских операций в Москве
препятствовали сложившиеся традиции у московских торгово-промышленных фирм
осуществлять свои финансовые операции без банковского посредничества. На
долю московских банков приходилось 20% ссудных операций всех российских
банков. В целом для русских коммерческих банков были характерны операции вы
иностранной валюте, главным образом депозитные. Кредитование на срок
широкого распространения не получило, зато онкольные ссуды (краткосрочные
кредиты, погашаемые по первому требованию) достигли в период предвоенного
промышленного подъема и биржевого бума огромных размеров.
По характеру своей деятельности русские коммерческие банки во многом
были сходными с германскими и австрийскими банками. Кредитные средства
направлялись на цели развития промышленности и торговли. Для некоторых
российских банков было характерным участие в различных синдикативных
организациях и патронирование ряда промышленных предприятий.
Русские коммерческие банки выступали посредниками в размещении ценных
бумаг па европейских биржах. Так, на берлинской бирже котировались акции 9
русских коммерческих банков. В 1910 г. стали развиваться отношения между
русскими и французскими банками, а в 1913 г. первоклассные русские банки
приняли решение о перемещенью своих акций из Берлина на биржи Лондона и
Парижа. На парижской бирже перед первой мировой войной котировались акции
крупнейших петербургских банков, в том числе Азовско-Донского и
Международного.
До Октябрьской революции в России была двухъярусная структура
кредитной системы, обслуживающая рыночные отношения. Она состояла из 1)
банковской системы (Государственный банк; банки краткосрочного
коммерческого кредита (акционерные и городские банки, общества взаимного
кредита); банки долгосрочного кредита (государственные дворянские земельные
банки, городские кредитные общества); сберегательные кассы, кассы
городского и земского кредита, учреждения мелкого кредита и др.) и 2)
специализированных небанковских институтов (страховые компании, кредитные
товарищества и ряд других институтов). После революции в 1918 г. указанные
учреждения были национализированы.
Социализм по-своему перекроил банковскую систему, установив полную
государственную монополию на банковские денежные операции, отодвинув
частный финансово-коммерческий бизнес в теневую область, сделав его
запретным. Достигнутый в социалистической системе хозяйствования высший
уровень монополизма государственного банка привел к тому, что
республиканские и местные банки фактически представляли отделения
центрального Государственного банка страны. Более того, как Госбанк СССР
был непосредственно подчинен правительству и министерству финансов, то
возникла бесконтрольная государственная финансово-банковская олигархия,
державшая за семью печатями тайны золотого запаса, выпуска денег в
обращение, распределения и использования денежных средств, государственного
долга.
В 30-е гг. в результате реорганизации кредитной системы произошли ее
укрупнение и централизация. Остался лишь один ярус — центральный,
включавший Госбанк, Стройбанк, Внешторгбанк. Это было вызвало
экономическими потребностями народного хозяйства в связи с политикой
государства, выраженной в индустриализации и коллективизации. Вместо
разветвленной кредитной системы остались три банка и система сберкасс.
Система страхования была вынесена за рамки кредитной системы.

Список литературы:

1. Тимошин Т. Экономическая история России. - М.: Филинъ, 1999 г.
2. Поляков В. Основы денежного обращения. – М.: ИНФРА-М, 1997 г.
3. Под ред. Е. Жукова. Банки и банковские операции. – М.: Банки и
биржи, 1997 г.
4. Петров Ю. Коммерческие банки Москвы. Конец 19в. – 1914г. – М.:
РОССПЭН, 1998г.
5. Манько А.В. Генераторы коммерческой жизни России .. Банковское
дело.- 1996- №9
6. Антонов Н. Денежное обращение, кредит и банки. – М.: Финстатинфром,
1995.
7. Атлас М.С. С.Ю. Витте о кредитной системе России ..Деньги и кредит
-1999 -№9
8. Белоусов Р. Из истории денежного хозяйства Руси .. Экономист – 1997-
6
9. Тупов Б.С. Дореформенные банки России .. Банковское дело – 1995 -
8
10. Добкин Л.З. Второе поколение коммерческих банков России .. Деньги и
кредит – 1996 - №6
11. Таранова Л. Учреждения мелкого кредита: Исторический опыт России и
современные проблемы. .. Деньги и кредит – 2000 - №1
12. http:..russiancoins.by.ru.reforma1839.htm
13. http:..russiancoins.by.ru.reforma1895.htm
14. http:..www.mj.rusk.ru.99.3.mj35.htm
15. http:..www.hse.ru.abitur.exams99.history.progr.htm<.pre>


Как скачать здесь реферат

ЧТО в ДАННУЮ МИНУТУ БОЛЬШЕ ВСЕГО ПРОСМАТРИВАЮТ - Пара-тройка самых популярных рефератов
  • новое время реферат - Экономическое развитие западных стран в послевоенный период Министерство сельского хозяйства и продовольствия РФ Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.Н.Прянишникова...
  • а п чехов вишневый сад - Христианизация руси. ее последствия МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИИ ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ РЕФЕРАТ ТЕМА: «ХРИСТИАНИЗАЦИЯ РУСИ.ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ» ВЫПОЛНИЛА: НУРГАЛИЕВА Э. Б....
  • русская литература начала 20 века - Моим стихам, как дpагоценным винам настанет свой чеpед. М.И.Цветаева ЦВЕТАЕВА Марина Ивановна (1892-1941), русская поэтесса. Дочь И. В. Цветаева. Романтический...




Последние рефераты

Самые известные пословицы про
И шьет и порет, и лощит и плющит (языком).У языка зубы да губы два замка.Когда…
Как выбрать «тот самый» учебни
Очень важен такой нюанс, как книга, на которую вы будете опираться во время обучения. И…
Как скачать реферат на сайте:
Курсы английского: онлайн и оф
Существует много способов изучения английского. В наше время вы можете позволить себе гораздо больше,…

Последнее опубликованное :

Заказать реферат со скидкой 70%


Заказать книгу со скидкой 70%

Об этой записи

Коммерческие банки дореволюционной россии из каталога рефератов

Рефераты и сочинения на тему...

Статья опубликована 11.03.2011 13:10. Автор — Зав.Кафедры.

Предыдущая запись — Контрольная по финансам, денежному обращению и кредиту

Следующая запись — Использование евро в международных расчетах

Читайте новинки на главной странице а также ищите в архивах, все что сможете найти - можно использовать для темы своего реферата.

И еще новости: Школа Танца - хореография для детей в Москве в Строгино - запись на сайте http://mfest.ru/

Благотворительность вместо сувениров!