Сборник рефератов на различные темы, сочинения, курсовые, рефераты на заказ, шпаргалки, финансовый менеджмент литература история философия налоговое право банковский сектор, рынки акций икредитов telefone.jpg
давай зачетку

Фольклорные мотивы в поэме Н.А.Некрасова Кому на Руси жить хорошо

еще из рефератов:

Коней ордынского ига ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ИСТОРИИ РОССИИ РЕФЕРАТ ПО ИСТОРИИ РОССИИ на тему: «Конец ордынского ига» по монографии В.В. Каргалова Научный руководитель Док. ист. наук проф. Данилевский И.Н. Выполнила: Студентка I курса 11 гр. в.о Дороганич Ольга Москва 2002 г. СОДЕРЖАНИЕ. 1. Вступление.стр . 3 2. Глава Iстр. 3 3. Глава II.стр.
НОУ «Поиск»
МОУ «Средняя школа №37 г. Омска»
ФОЛЬКЛОРНЫЕ МОТИВЫ В ПОЭМЕ
Н.А.НЕКРАСОВА
«КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО»
Выполнил
ученик 10 «Б» класса
Ахмеджанов Аскар
Проверил учитель русского языка
и
литературы
Сергеева Татьяна Дмитриевна
г.
      

Обращаем Ваше внимание, что данная работа взята из открытых интернет источников, не раз публиковалась и, наверняка, не раз сдавалась. Она отлично может служить для подготовки собственной. Также предлагаем сделать заказ уникального реферата, курсового, диплома. Ссылки на сайте.


 

Реферат на удачу:

Курсовая: Сущность и принципы нормативного метода учёта затрат и калькулирования
Введение Производство продукции (работ и услуг) связано с определенными затратами или издержками. При производстве той или иной продукции предприятие несет затраты в виде труда, использовании его средств, а также предметов. Все издержки предприятия, которые идут на производство и реализацию продукции,

еще ...

Продолжение текста работы - « Фольклорные мотивы в поэме Н.А.Некрасова Кому на Руси жить хорошо » Омск 2002-2003 г. | | План. Гл. I Вступление. Гл. II Стиль написания поэмы. Гл. III Творческое использование Некрасовым фольклорных мотивов в поэме «Кому на Руси жить хорошо». 1 гл. Использование причитаний и песен из книжных источников. 2 гл. Создание собственных произведений с использованием фольклорной стилистики. 3 гл. Использование других видов фольклорного творчества. Гл. IV Заключение. Гл. V Список использованной литературы. Тема «Фольклор в творчестве Некрасова» неоднократно привлекала к себе внимание исследователей. Тем не менее, я считаю небесполезным еще раз вернуться к ней. В многочисленных исследованиях внимание исследователей было обращено главным образом на изучение текстуальных или стилистических совпадений фольклорных текстов и текстов, принадлежащих Некрасову, на установление «заимствований» и «источников», и т. п. До сих пор, однако, тема не поставлена в литературном плане. Ведь мы имеем дело с художником- мастером. Само собою разумеется, что этот художник-мастер, крупная поэтическая индивидуальность, является вместе с тем социальной фигурой. Некрасов—поэт революционной демократии, и это определяет характер его поэзии. И естественно, было бы интересно исследовать как использует Некрасов фольклорный материал? Какие цели он при этом ставит перед собою? Какой именно фольклорный материал берет Некрасов (не в смысле точного определения источников, а в смысле качественной—художественной и социальной характеристики этого материала)? Что он с этим материалом делает (т. е. какими композиционными приемами вводит его, насколько и как изменяет)? Каков результат его работы (потому что результат этот может не совпадать с субъективными целями художника, т. е. художник может и не суметь осуществить свои задачи)? Условимся прежде всего, что под фольклорностью мы будем понимать черты традиционного устно-поэтического творчества, а не черты живой, разговорной крестьянской речи. Когда Некрасов писал, например: Ругательски ругаются, Немудрено, что вцепятся Друг другу в волоса Гляди — уж и вцепилися! Роман тузит Пахомушку, Демьян тузит Луку, А два братана Губины Утюжат Права дюжего, И всяк свое кричит! то это было весьма «народно» с точки зрения интеллигентного читателя и, конечно, достаточно понятно и доступно для читателя-крестьянина, но о фольклорности говорить здесь не приходится: это не крестьянская поэзия, а крестьянский язык. Поэма «Кому на Руси жить хорошо» не вполне однородна по своему характеру: если «Пролог», первая часть, «Крестьянка» и «Последыш» рассчитаны почти полностью на крестьянского читателя, то уже в части «Пир на весь мир» есть главы и эпизоды, изложенные совершенно иначе (особенно это приходится сказать о главе IV — «Доброе время — добрые песни»). Для иллюстрации этого можно сопоставить хотя бы две песни из этой части. В главе («Горькое время—горькие песни») есть такая песня («Барщинная»): Беден, нечесан Калинушка, Нечем ему щеголять, Только расписана спинушка, Да за рубахой не знать И т. д. В главе IV можно взять одну из песен Гриши: В минуты унынья, о родина мать! Я мыслью вперед улетаю. Еще суждено тебе много страдать, Но ты не погибнешь, я знаю И т. д. Два различных стиля Некрасова (условно говоря, «народный» и «гражданский»), мне кажется, здесь проявляются достаточно ярко. Однако в основном поэма написана именно «народным» стилем. В связи с этим стоит и широкое использование в ней фольклора. Фольклорно-сказочный материал, несомненно, вошел в сюжетную основу поэмы. Так, говорящая пеночка, вмешивающаяся в спор мужиков и обещающая выкуп за птенчика, — образ сказочный. Сказочный мотив также скатерть- самобранка, хотя применение ее в поэме Некрасова совершенно оригинальное: она должна кормить и одевать мужиков во время их странствований. Избранная Некрасовым сказочная форма развития сюжета открывала перед ним широчайшие возможности и позволяла дать ряд ярких реалистических картин русской действительности; «сказочность» не мешала реализму по существу и в то же время помогала создать ряд острых столкновений (иначе весьма трудно было бы осуществить, например, встречу крестьян с царем). В дальнейшем собственно фольклорный материал Некрасов особенно широко использует в части «Крестьянка». Однако, различные фольклорные жанры использованы далеко не в равной степени. Особенно широко использованы здесь, во-первых, похоронные причитания (по сборнику Барсова «Причитанья Северного края»), во-вторых, свадебные причитания невесты, в-третьих лирические семейно-бытовые песни. Некрасов берет главным образом произведения лирического характера, потому что именно в этих произведениях наиболее ярко и эффективно отразились настроения, чувства и думы крестьянства. Но эти лирические произведения Некрасов нередко превращает в эпическое повествование, причем: сплавляет их в одно целое, создавая тем самым такой сложный комплекс, какого нет и не может быть в фольклоре. Некоторые же песни Некрасов вставляет в повествование именно как песни и иногда приводит их с абсолютной точностью. Так, глава I («До замужества») построена почти целиком на свадебных причитаниях из сборника Рыбникова. В этой связи уместно привести следующую параллель, которая позволяет сделать некоторые выводы. У Некрасова глава кончается так: Велел родимый батюшка. Благословила матушка, Поставили родители К дубовому столу, С краями чары налили: «Бери поднос, гостей-чужак С поклоном обноси!» Впервой я поклонилася Вздрогнули ноги резвые; Второй я поклонилася Поблекло бело личико; Я в третий поклонилася, И волюшка скатилася С девичьей головы У Рыбникова[1]: Повелел мой сударь-батюшка, Да благословила моя матушка Поставили родители К дубову столу во стольницы, К зелену вину в разливщицы. Я у дубового стола да постояла, Во рунах были подносы золоченые. На подносах были чарочки хрустальные, Во чарочках хмельное зелено вино Злодеям чужим чужанинам, Этым гостям незнакомыим. И покорила свою младую головушку: Первой раз я поклонилася, Моя волюшка с головушки укатилася, Другой раз я поклонилася, Поблекло мое бело личико, Третий раз я поклонилася, Подрожали мот резвые ноженьки, Свое род-племя красна девушка посрамила Несомненно, Некрасов использовал именно данный текст, так как близость здесь совершенно очевидная. Но автор использовал материал не механически. Мы видим у Некрасова чрезвычайное сжатие всего текста по числу строк. Кроме того, и каждая строка у Некрасова короче соответствующей фольклорной строки (например, у Рыбникова—«К дубову столу во стольницы», у Некрасова—«К дубовому столу»). Это придает стиху Некрасова большую эмоциональную напряженность (фольклорный размер медленнее и эпичнее) и большую энергичность (в частности, важны в этом отношении мужские односложные клаузулы,[2] употребляемые Некрасовым, тогда как в фольклорном тексте их нет). Характерна произведенная Некрасовым перестановка: в фольклорном тексте при первом поклоне укатилась волюшка, при втором—поблекло личико, при третьем — подрожали ноженьки невесты; Некрасов переставляет эти моменты (сначала «вздрогнули ноги резвые», потом «поблекло бело личико», и, наконец, «волюшка скатилася с девичьей головы») и тем придает изложению большую силу и логичность. Кроме того, у Некрасова слова «И волюшка» скатилася с девичьей головы» (с сильной мужской концовкой) завершают повествование Матрены Тимофеевны о девнчьей жизни, тогда как в фольклорном причитании дальше идет длительное продолжение, чем ослабляется значение этого мотива. Так мастер-художник придает большую силу и значимость материалу, к которому он обращается. В главе II («Песни») песенный материал подается именно в виде песен, иллюстрирующих положение замужней женщины. Все три песни («У суда стоять ломит ноженьки», «Спится мне младенькой, дремлется» и «Мой постылый муж подымается») известны по фольклорным записям (в частности, аналогии к первой и к третьей есть в сборнике Рыбникова, ко второй - у Шейна). Первая песня, по-видимому, построена на основе текста Рыбникова, но значительно сокращена и отточена. Вторую песню Некрасов дал, по-видимому, совершенно точно (или почти точно), но без последнего куплета, в котором муж ласково обращается к жене: тем самым отпадает у Некрасова смягчение темы. Третья песня дана опять-таки весьма точно, но снова без последней части, в которой жена покоряется мужу; и здесь Некрасов избегает смягчающей концовки. Кроме того, песня эта в записях называется хороводной и является игровой: парень, изображающий мужа, в шутку ударяет девушку-жену платком, а после последнего куплета поднимает ее с колен и целует (игра заканчивается традиционным хороводным поцелуем). Некрасов же дает эту песню в качестве бытовой и подкрепляет ею рассказ Матрены Тимофеевны о побоях мужа. В этом четко проявляется стремление Некрасова к показу именно тяжелого положения крестьянства и, в частности, крестьянской женщины. В этой же главе описание красоты Демушки («Как писаной был Демушка») опирается на текст величания жениху[3]; и здесь Некрасов производит значительное сокращение текста. Глава IV («Демушка») в значительной степени построена на основе похоронных причитаний Ирины Федосовой (из сборника Барсова). Часто Некрасов использует конкретный текст причитания; но важен здесь именно текст, который сам по себе позволяет развернуть картину крестьянского быта. Кроме того, мы узнаем таким образом о факте существования похоронных причитаний в крестьянской среде. Такое использование фольклора, в свою очередь, имеет двоякое значение: во-первых, автор отбирает наиболее сильные и яркие в художественном отношении данные и тем повышает эмоциональность и изобразительность своего произведения, во-вторых, фольклорность произведения делает его доступнее для крестьянской (и вообще демократической) аудитории, а именно эта ориентация на демократическую аудиторию характерна для Некрасова. Особенно значительны здесь заимствования из «Плача по старосте», одного из самых, острых в социальном отношении. Некрасов при этом свободно обращается с материалом и вместе с тем несколько видоизменяет его. Особенно показательно сопоставление проклятия судьям у Некрасова и у Ирины Федосовой. Ирина Федосова заканчивает «Плач по старосте» так: Вы падите-тко, горюци мои слезушки, Вы не на воду падите-тко, не на землю. Не на божью вы церковь, на строеньице, Вы падите-тко, горюци мои слезушки, Вы на этого злодея супостатово, Да вы прямо ко ретивому сердечушку, Да ты дай же, боже, господи, Чтобы тлен пришел на цветно его платьице, Как безумьице во буйну бы головушку. Еще дай же, боже, господи, Ему в дом жену неумную, Плодить детей неразумныих, Слыши, господи, молитвы мои грешные Прими, господи, ты слезы детей малыих[4] У Некрасова: Злодея! Палачи! Падите мои слезыньки, Не на землю, не на воду, Не на господень храм. Падите прямо на сердце Злодею моему! Ты дай же, боже, господи, Чтоб тлен пришел на платьице, Безумье ни головушку Злодея моего! Жену ему неумную Пошли, детей — юродивых! Прими, услыши, господи, Молитвы, слезы матери, Злодея накажи! И здесь Некрасов, следуя своему правилу («чтобы словам было тесно»), значительно сокращает фольклорный текст, не уменьшая, однако, числа строчек: каждая строка, у него гораздо короче, чем у Ирины Федосовой, так как освобождена от «балластных» слов. Вследствие этого меняется ритм: у Ирины Федосовой, при большой внутренней силе, изложение дается медленное и потому сравнительно мало напряженное, у Некрасова же короткие строчки с многочисленными восклицаниями как раз создают большую эмоциональную напряженность (и здесь мужские клаузулы имеют, такое же значение). Кроме того, подхватив из причитания Ирины Федосовой слово «злодея», Некрасов четырехкратным повторением этого слова превращает его как бы в лейтмотив всего проклятия, тем более что слово это звучит в самом начале, а затем в конце каждого смыслового отрезка. Так и здесь подчеркивается и усиливается социальная значимость текста. В главе V («Волчица»), кроме некоторых мелких заимствований, можно отметить следующую параллель: У Некрасова: На Деминой могилочке Я день и ночь жила. Молилась за покойничка Тужила по родителям: Собак моих боитеся? Семьи моей стыдитеся? Ах, нет, родная, нет! Собак твоих не боязно. Семьи твоей не совестно. А ехать сорок верст Свои беды рассказывать, Твои беды выспрашивать Жаль бурушку гонять! Давно бы мы приехали, Да мы ту думу думали: Приедем — ты расплачешься, Уедем — заревешь! Довольно сходная по мотивам и по некоторым деталям песня записана Шейном в Псковской губернии: Понизешенько солнце ходить, Поблизешенько братец ездить, Ко мне в гости не заедить. Аль ён дороженьки не знаить? Аль ён тропинушки не утямить? Аль ён добра коня не управить? Аль ён семью мою стыдится? Аль ён собак моих боится? Ай ты, сестрица горестница! Я собак твоих не боюся, Я и семью твою не стыжуся. Я приеду, — а ты плачешь, Я и поеду, — а ты возрыдаешь Выделенное Некрасовым особым размером (хореическим) причитание Матрены Тимофеевны («Я пошла на речку быструю»), не являясь переложением какого- либо одного текста, перекликается с похоронными причитаниями по родителям, какие имеются и у Рыбникова, и в сборнике Барсова. В главе VI («Трудный год»), изображая положение солдатки, Некрасов использует похоронные причитания из сборника Барсова, таким образом меняя применение текста. Это изменение не создает, однако, неправдоподобности, так как положение солдатки было в сущности аналогично положению вдовы. У Некрасова: Голодные Стоят сиротки-деточки Передо мной Неласково Глядит на них семья. Они в дому шумливые, На улице драчливые, Обжоры за столом И стали их пощипывать, В головку поколачивать Молчи, солдатка-мать! У Барсова[5] : Сиротать будут сиротны малы детушки, Будут детушки на улочке дурливые, Во избы-то сироты хлопотливые, За столом-то будут детушки едучие; Станут по избы ведь дядюшки похаживать И не весело на детушек поглядывать, Оны грубо-то на их да поговоривать; Станут детушек победныих подергивать, В буйну голову сирот да поколачивать Принципы переработки, как видим, те же, что и выше. Таким образом, «Крестьянка» (особенно некоторые главы ее) является своего рода мозаикой из песенных материалов, с которыми Некрасов обращается весьма свободно, вместе с тем, однако, весьма бережно относясь к отдельным элементам. Вся эта мозаика подчинена одной основной задаче — показать тяжесть положения женщины: там, где материал оказывается достаточно острым, поэт использует его почти точно, там, где этой остроты недостаточно, он прибегает к переработке и изменениям. Вместе с тем Некрасов видоизменяет фольклорный материал и в собственно художественном отношении: используя средства фольклора, он в то же время стремится к упорядочению материала и к усилению его художественной выразительности. В других главах («Последыш» и «Пир на весь мир») такой фольклорно- песенной мозаики мы уже не увидим. В частности, в главе «Пир на весь мир» Некрасов идет иным путем. Здесь мы найдем целый ряд «песен», но песни эти не фольклорные, а созданные самим Некрасовым по типу фольклорных. Как раз этим песням Некрасов придает особенно острый социальный характер, и их можно назвать пропагандистскими. Таковы песни «Веселая» («Кушай тюрю, Яша! Молочка-то нет»), «Барщинная» («Беден, нечесан Калинушка»), «Голодная» («Стоит - мужик, колышется»), «Солдатская» («Тошен свет, правды нет»), «Соленая («Никто как бог!»). Отчасти, пожалуй, сюда же может быть отнесена одна из песен Гриши - «Русь» («Ты и убогая, ты и обильная»); остальные песни Гриши - явно литературного характера, «Русь» отличается сравнительной простотой. Ни для одной из этих песен невозможно указать непосредственного источника в фольклоре; нет даже сравнительно близких аналогий. Только в самом общем плане можно говорить о том, что среди фольклорных песен есть песни, изображающие тяжесть крепостничества, тяжесть солдатчины и т. п. Однако песни Некрасова отличаются от фольклорных большей четкостью и остротой изображения. Задача Некрасова заключается не в том, чтобы следовать за фольклором, воспроизводить фольклорные образцы, а в, том, чтобы, пользуясь фольклорными приемами и делая тем самым свои произведения доступными крестьянству, воздействовать на крестьянское сознание, будить и прояснять его, создавать новые произведения, которые могли бы войти в песенный обиход и таким образом сделаться средством пропаганды революционных идей (недаром эти песни подвергались цензурным урезкам и прямому запрещению). Песни «Веселая», «Барщинная» и «Пахомушка» посвящены изображению крепостничества. С этими песнями можно сопоставить такие, например, фольклорные песни: Что пропали наши головы За боярами, за ворами! Гонят старого, гонят малого На работушку ранешенько, А с, работушки позднешенько[6] Как батюшку с матушкой за Волгу везуть, Большого-то брата в солдаты кують, А середнего-то брата в лакеи стригуть, А меньшого-то брата — в прикащики[7] Разорил нашу сторонку Злодей, боярин, господин, Как повыбрал он, злодей, Молодых наших ребят Во солдатушки, А нас, красных девушек, Во служаночки, Молодых молодушек Во кормилочки, А матушек с батюшками На работушку Придем рано поутру. Изготовлено по кнуту; Станем оправдатца, Велят нам раздеватца; Рубашонки сняли с плеч, Начали нас больно сечь Песни «Голодная» и «Соленая» чрезвычайно резкими чертами изображают крайнюю бедность и голод крестьянства. Тема бедности и голода встречается и в фольклорных песнях, но образы применяются иные, чем у Некрасова. Наконец, «Солдатская» зло изображает положение отставного солдата, ходящего «по-миру, по-миру». Солдатчина часто рисуется в фольклорных песнях самыми мрачными красками (в частности, в рекрутских причитаниях). Из-за леса, леса темного, Из-за садика зеленого Выкатилось ясное солнышко. Что за солнышком — белый царь. Ведет силушку не малую, Он не малую, не великую Полтораста полков тысячных. Они шли-прошли, заплакали, На коленочки попадали: «Уж ты, батюшка, наш белый царь! Поморил нас смертью голодною. Голодною, холодною!» Таким образом, темы и настроения песен Некрасова были близки и понятны, крестьянству; в частности, они свойственны и крестьянскому фольклору. В оформлении Некрасов также придает своим песням характер, близкий фольклорным песням (отчасти живой крестьянской речи). Так, «Веселая» построена на повторении в конце каждой строфы слов: «Славно жить народу на Руси святой!». В «Барщинной», «Голодной» и «Пахомушке» много уменьшительных и ласкательных форм (Калинушка, спинушка, матушка, Панкратушка, Пахомушка, коровушка, головушка), в «Солдатскую» вставлен куплет о трех Матренах и Луке с Петром (ср. у Пушкина «Сват Иван, как пить мы станем»). Вместе с тем, чрезвычайно характерно, что наиболее прославленные виды фольклора – былины и исторические песни, сказки и легенды – представлены у Некрасова сравнительно мало: его влечет к себе не фольклорная экзотика (историческая, авантюрная или фантастическая), а правда крестьянской жизни, нашедшая отражение в бытовых песнях. Однако, в словах Савелия о богатырстве крестьянина, несомненно, слышится отзвук былины о Святогоре и тяге земной: Ты думаешь, Матренушка, Мужик — не богатырь? И жизнь его не ратная, И смерть ему не писана В бою - а богатырь! Поднять-то поднял он, Покамест тягу страшную Да в землю сам ушел по грудь С натуги! По лицу его Не слезы - кровь течет На фольклорном материале основана песня «Крестьянский грех» («Аммирал- вдовец по морям ходил»). Ни тематика ее, ни стилистика, ни песенный размер никакого отношения к былинам не имеют, и ни одной подобной былины нет в известном материале. Но песня эта по своему типу до некоторой степени аналогична более поздним историческим песням XVIII - XIX веков; например, «Молодой солдат на часах стоит» — совершенно та же ритмика (аналогичный размер применялся, например, и Кольцовым в его песнях - ср. «Что, дремучий лес, призадумался» и пр.). По теме же «Крестьянский грех» чрезвычайно близок крепостному крестьянству, и нет никакого сомнения в том, что аналогичные рассказы о «воле», преданной тем или иным лицом, об уничтоженных завещаниях-«вольных» были широко распространены. Некрасов же пользуется этим преданием в более широком плане, чтобы подчеркнуть тяжесть Иудина греха, т. е. предательства. Легенда «О двух великих грешниках», являющаяся прямым призывом к расправе с помещиками, также основана на фольклорном материале. Характер легенды имеет также «Бабья притча» (и Матрена Тимофеевна передает ее как рассказ «святой старицы»). Для этой притчи Некрасов воспользовался частью «Плача о писаре» из «Причитаний Северного края» Барсова. Сравнительно богато представлены в поэме мелкие виды фольклорного творчества – загадки, пословицы, приметы и поговорки. Насыщенность этими произведениями придает поэме особенно четкий фольклорный колорит. Все загадки у Некрасова даны, однако, не в виде собственно загадок, а в виде метафор или сравнений, с называнием разгадок («замок — собачка верная» и т. п.). Пословицы, как правило, имеют ярко окрашенный социальный характер - «Хвали траву в стогу, а барина в гробу», «Они (господа) в котле кипеть, а мы дрова подкладывать». Обращает также внимание обилие в тексте народных примет и поверий. В некоторых случаях автор применяет типичные для фольклора приемы: , параллелизм в главе «Демушка» - ласточка-мать; отрицательные сравнения - «Не ветры веют буйные, не мать-земля колышется — шумит, поет, ругается, качается, валяется, дерется и целуется у праздника народ», и др.; постоянные эпитеты - «звезды частые», «девка красная» и пр.; повторения и фольклорные формулы -«Шли долго ли, коротко ли, шли близко ли, далеко ли». В целом «Кому на Руси жить хорошо» действительно приобретает характер «народной книги», как хотел того Некрасов по свидетельству Глеба Успенского. Это — поэма о «народе» и для «народа», поэма, в которой автор выступает защитником «народных (крестьянских) интересов. Подведем итоги нашим наблюдениям. I. Некрасов использует фольклорный материал для различных целей. С одной стороны, сам фольклор является элементом быта и именно для показа, для более полного изображения быта включается в произведения Некрасова. С другой стороны, фольклорность произведения делает его доступнее для крестьянской аудитории. II. В поэме «Кому па Руси жить хорошо» фольклорный материал используется Некрасовым различным образом. Он либо включает в произведение конкретный текст причитаний или песен, взятых из книжных источников, либо видоизменяет фольклорный материал, повышая его эмоциональность и изобразительность , либо создает свои собственные произведения, пользуясь только фольклорной стилистикой. III. Различные фольклорные жанры далеко не в равной степени используются Некрасовым. Особенно богато представлены у него свадебные и похоронные причитания и бытовые лирические песни, которые давали возможность показать тяжелые стороны жизни крестьянства наиболее ярко и эффективно. IV.Сравнительно богато представлены в поэме мелкие виды фольклорного творчества (загадки, пословицы и поговорки), что придает поэме особый фольклорный колорит, в то время как былины и исторические песни, сказки и легенды - представлены сравнительно мало. V. Вся работа Некрасова по использованию фольклорного материала подчинена задаче – дать наиболее сильный в художественном и идейном отношении текст. Некрасов стремится дать яркое и эмоционально-действенное изображение крестьянской жизни, вызвать сочувствие к, крестьянству, пробудить стремление к борьбе за крестьянское счастье. Этой задачей определяется и отбор наиболее полноценного в художественном и социальном отношении материала и переработка его. Именно в этом проявляется отношение к фольклору революционного демократа-шестидесятника: не отбрасывание фольклора, не преклонение перед ним, а активное и актуальное использование ценного в фольклоре и создание новых ценностей на основе его. И именно этому активному отношению к фольклору, не подчинению ему, а овладению им, учит нас поэзия Некрасова. Список использованной литературы: 1. Библиотека мировой литературы для детей. Москва, изд. «Детская литература»,1981 г. 2. Н.П. Андреев. Фольклор в поэзии Некрасова - Журнал «Литературная учеба»,1936 г. №7. 3. Елеонский С.Ф. Литература и народное творчество. Пособие для учителей средней школы. Москва, 1956 г. 4. Беседина Т.А. Изучение поэмы Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» в школе. Вологда, 1974 г. 5. «Истоки великой поэмы (Н.А. Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»)». Ярославль, 1962 г. - [1] изд. 2-е, т. III, стр. 27, № 15, Причитание из Петрозаводского уезда [2] Клаузула - заключительные слоги фразы или стихотворной строки, начиная с последнего ударного слога. [3] Рыбников, изд. 2-е, т. III, стр. 38 [4] Барсов. «Причитанья Северного края», ч. I, СПб 1872 г., стр. 288. [5] «Причитанья Северного края», ч. I, СПб 1872 г., стр. 17, [6] Шейн. «Великорусс в своих песнях и т. д.», т. I. в. I, № 853. [7] Шейн. «Великорусс в своих песнях и т. д.», т. I. в. I, № 852 Как скачать здесь реферат
ЧТО в ДАННУЮ МИНУТУ БОЛЬШЕ ВСЕГО ПРОСМАТРИВАЮТ - Пара-тройка самых популярных рефератов
  • денежно кредитная политика курсовая - Сияло солнце Александра сияло всем! (О. Мандельштам) Гениальному русскому поэту Александру Сергеевичу Пушкину уже двести лет. Уже почти двести лет...
  • что помогает от рубцов - Литература : зарубежная Оноре де Бальзак Оноре де Бальзак, знаменитый французский писатель. Родился 8(20) мая1799 года в Туре, умер 6(18)...




Последние рефераты

Самые известные пословицы про
И шьет и порет, и лощит и плющит (языком).У языка зубы да губы два замка.Когда…
Расчет обрешетки листов сотово
Калькулятор обрешекти поликарбонатом Посмотреть на карте МосквыНайти проезд до Себелефф, производственно-торговая компанияnew DGWidgetLoader({"width":640,"height":600,"borderColor":"#a3a3a3","pos":{"lat":55.786799,"lon":37.39107600000001,"zoom":16},"opt":{"city":"moscow"},"org":[{"id":"4504127911044042"}]});Виджет карты использует…
Как выбрать «тот самый» учебни
Очень важен такой нюанс, как книга, на которую вы будете опираться во время обучения. И…
Как скачать реферат на сайте:

Последнее опубликованное :

Заказать реферат со скидкой 70%


Заказать книгу со скидкой 70%

Об этой записи

Фольклорные мотивы в поэме Н.А.Некрасова Кому на Руси жить хорошо из каталога рефератов

Рефераты и сочинения на тему...

Статья опубликована 21.01.2011 11:58. Автор — Зав.Кафедры.

Предыдущая запись — Гантваргер

Следующая запись — Философская тема в поэзии И. Бродского

Читайте новинки на главной странице а также ищите в архивах, все что сможете найти - можно использовать для темы своего реферата.

И еще новости:
Школа Танца Хореография для детей от 4 до 18 лет - запись на сайте http://mfest.ru/